?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Жизнь под прессом Отца-Солнца или Магический Социализм Инков 2

Землеустройство

Инки были умными правителями, планирующим свои действия на десятилетия вперед. Так захват территорий соседей был по возможности бескровный, без резни и пожарищ. Инки бережливо относились даже к своим будущим потенциальным владениям, предпочитая живых сельчан разоренным пустынным землям.
Сначала для доступа в новую провинцию строились дороги; затем они обрастали тамбо и складами, где хранились припасы для правительственных чиновников, Общественных Трудовых Сил, путешествующих митимаев и всех тех, кто в результате военных действий оказался в нужде. Вдоль дороги приблизительно через каждые 2–3 километра размечались небольшие станции для скороходов, именуемых часки. Они образовывали эффективную систему коммуникаций, пронизывающую насквозь всю империю. Инки построили свыше 25 тысяч!!! километров дорог, по которым при любой погоде могли пройти люди и караваны лам, на высоте от уровня моря и до приблизительно 5500 метров над ним. Две главные императорские дороги проходили параллельно друг другу: одна шла через Анды, пересекая сьерру и заснеженные плато, через глубокие долины и леса, пропитанные влагой; другая – по побережью, через бесплодную пустыню и широкие речные устья. Императорские дороги, от которых расходилась сеть второстепенных, связывали между собой все главные города и провинции. Вдоль некоторых дорог были расставлены указатели расстояния, именуемые mono, которые отмечали расстояние порядка 10 километров. При необходимости сюда же посылались землеустроители из Общественных Трудовых Сил, специализировавшиеся на строительстве каналов и проведении ирригационных работ, чтобы увеличить площадь земли, возделываемой под посевы. Иногда на склонах долин сооружались также террасы.

После этого император и его советники выбирали подходящий участок для постройки новой столицы провинции. Обычно подбирался обширный плоский участок с хорошим обзором, который располагался как можно ближе к старой столице или другому городу. Для помощи при строительстве городов и других строительных работах в провинции, как уже отмечалось, посылались Общественные Трудовые Силы: они представляли собой настоящую армию, которую правительство направляло туда, где имелась в них необходимость.
При отсутствии кровожадности и желания побольше принести в жертву и съесть пленников, Инки везде, где сталкивались с идеями и практическими методами, которые, по их мнению, представляли определенную ценность, с готовностью использовали их сами или позволяли им существовать. Когда было захвачено государство Чиму, его организация произвела на инков такое впечатление, что правителя и некоторых самых искусных ремесленников перевели на жительство в Куско, чтобы инки могли у них учиться.

Землевладение и налоги

Земля принадлежала родственной группе (панаке или айлью), а не отдельным лицам. На вершине иерархии продукция с земли, принадлежащей панаке правителя (его потомкам), распределялась между всеми его сыновьями, присутствовавшими во время посева. Точно так же те мужчины, которые получали в подарок от императора участки земли, свободные от налогов, получали их для себя и своих потомков. Такие земли могли быть выделены в качестве награды за подвиги в сражениях, за строительство мостов, ирригационных сооружений и за изобретения. Иногда их также дарили особо отличившимся сыновьям кураков в знак благоволения за хорошую службу. Условием было то, что эти земли нельзя было обменивать, продавать или передавать другому, делить и распоряжаться ими иным путем. Когда отсутствующий возвращался, к нему возвращались его права на землю. Кобо сообщает, что «даже когда членов айлью при делении этой «частной» земли было так много, что каждому участнику доставалось лишь по одному маисовому початку, обычай все равно соблюдался». Любой, кто передвинул бы камни или вешки, отмечавшие границы земли, или проник на чужую наследственную землю, был бы жестоко наказан. За первое нарушение ему сбрасывали на плечи тяжелый камень, а за второе его ожидал смертный приговор.
К землям, принадлежащим императору и культовым, жители относились с чрезвычайным почтением: никто не осмеливался пересечь эти поля, не произнеся благоговейных слов, особо предписанных для этой цели. Касательно возделывания этих земель существовали специальные законы, и любой, кто, проходя мимо, стащил бы что-нибудь с этих полей, чтобы съесть, был бы казнен.
Земли, посвященные религиозным культам, были поделены между Солнцем, Громом и другими «божествами» и идолами местных верований. Каждому был дан земельный надел соразмерно со значением культа и, следовательно, с количеством его священников и служителей, которых требовалось обеспечить едой. Все собирались, чтобы обрабатывать культовые земли прежде других, ознаменовывая начало сезонных работ церемониями в присутствии важных высокопоставленных лиц. Самый главный из присутствующих – это касалось даже самого императора – начинал сев лично, вонзая в землю золотой такльа. Затем все остальные важные лица и присутствующая аристократия следовали его примеру, а их жены, стоя на коленях перед мужьями, разбивали комья земли. Однако аристократы вскоре прекращали работу в той же последовательности, в которой начинали, и усаживались праздновать и пировать, тогда как курака пачака работал чуть дольше, а затем оставался надзирать за простолюдинами, которые продолжали выполнять задачу.
В последнюю очередь обрабатывались общественные земли. Это, разумеется, были земли императора, но предназначенные, по сути, для общественного пользования. В каждой общине земли было вполне достаточно, чтобы прокормить ее членов. Кураки ежегодно разделяли ее между главами семейств пропорционально размеру их семей – для каждого ребенка выделялся дополнительный надел. Если налогоплательщик по уважительной причине отсутствовал, другие члены общины обрабатывали его поля, получая за это всего лишь дневной продовольственный рацион. После обработки земель отсутствующего они продолжали трудиться на собственных наделах.
В провинциях часть продовольственных запасов из хранилищ императора, если они не требовались где-либо в другом месте, распределялись среди всех жителей, особенно в кризисные периоды, а в обычное время – среди бедняков. Обмены товарами между регионами также производились в порядке перераспределения этой продукции, которую правительство перемещало туда, где возникала необходимость. Смотрители и учетчики чрезвычайно эффективно организовывали движение по дорогам и перемещение товаров, так что склады нигде не пустовали, и в дорожных приютах и тамбо всегда было вдоволь припасов для путешественников.

Болезни и лечение

Дж. Роув считает, что по убеждению инков «все болезни имели сверхъестественную причину и могли быть исцелены при помощи религиозных и магических средств». Целительство было важной частью верования Инков, по высказыванию Инки Пачакути: «Врач или травник, несведущий в добрых свойствах трав, или кто знает силу некоторых, но не стремится знать силу всех, знает мало или не знает ничего. Он должен трудиться до тех пор, пока не будет знать их все, как полезные, так равно и вредные, дабы заслужить то звание, на которое он притязает».
Всерьез занемогшие призывали местных целителей, камаска или сонкойок - стариков, разбирающихся в растениях, типа Дона Хуана и обладавших сверхъестественным могуществом, обретенным благодаря определённому прозрению. Они лечили словами с магическими действиями и снадобьями.
Человек знатный или обладающий некоторым достатком, который, как считалось, страдает от какого-то внутреннего расстройства, подвергался особенному лечению у более продвинутого государственного лекаря. Это происходило в небольшой комнатке, в которой целитель предварительно совершал обряд очищения, используя муку из черного маиса, – сжигал щепотку, а затем повторял процедуру с мукой белого маиса. Далее больного помещали в эту комнату и анестезировали при помощи снадобий или внушения. Затем целитель вскрывал ему брюшную полость обсидиановым ножом, проводя настоящие операции.
При переломе кости или вывихе требовалось принести жертву на том месте, где было получено повреждение, поскольку считалось, что тому виной местные духи. Однако боевые ранения, такие как пробитый череп, требовали услуг более опытного хирурга – Мага высшей ступени. В данных случаях могли выполнить операцию по трепанации черепа, но подобные операции выполнялись и по магическим, неизвестным нам соображениям. По-видимому, в окрестностях Куско такие операции осуществлялись двумя способами, следы применения которых были обнаружены на черепах, найденных при раскопках кладбищ. Один метод заключался в высверливании по овальной линии последовательности перекрывающих друг друга дырочек, каждая примерно полсантиметра в диаметре. Второй метод – пропиливание двух параллельных пар линий, пересекавшихся примерно под прямым углом. Перед операцией пациента, разумеется, анестезировали наркотиком. То, что такие операции часто завершались успешно, подтверждается найденными черепами, на которых видны следы заживления после выполнения нескольких обширных операций.
Но Магов, не вписанных в имперскую систему, страшились и Инки, и другие андские племена, помимо прочего и потому, что те хорошо разбирались в ядах. Они действовали, используя человеческие зубы, волосы и ногти, а также фигурки, амулеты, ракушки, части разных животных и жаб. Особым образом подготовленные препараты располагались в особых точках с целью причинить «врагу» как можно больше беспокойства и страданий, с целью заставить его заболеть или уничтожить его урожай. Кроме того, злонамеренно уродовались фигурки, имеющие сходство с жертвой. Однако, поскольку колдуна, признанного виновным в смерти человека, казнили вместе со всеми его потомками, они, вероятно, действовали с понятной осторожностью. Колдуны же изготавливали и любовные зелья.

Магия в Империи

Согласно Сиесе, «инки верили, что существует Создатель всех вещей, и Солнце было их верховным божеством, которому они воздвигли великие храмы, они придавали значение бессмертию души и другим тайнам природы».
Магия, и так утилитарная по своей сути, была сформирована и узко направлена в Империи, чтобы обслуживать более практические цели, которые дополняли экономическую и социальную политику, отражающую реальную власть Инков. Человек должен был обеспечивать собственное благосостояние, тщательно выполняя все предписанные ритуальные требования и соблюдая каждую мелочь при отправлении культа. Это должно было гарантировать благоволение всех Сил. Любые неудачи или несчастья, свалившиеся на человека – не важно, относилось ли это к его физическому или экономическому состоянию, – рассматривались как наказание, наложенное сверхъестественными силами за проявленное невнимание, равно как и за неправильный поступок.

Единственный пробившийся Светлый Культ - Пача Мама (Мать Земля), олицетворявший Великую Стихиаль Земли - был связан с сельским хозяйством. По этому поводу хочу заметить, что Мать Земля велИка и великА, а потому любит своей любовью без исключения всех существ из всех Слоёв Планетарного Космоса, не исключая и созданий демонической природы, коих Она жалеет и о ком печалится, желая скорейшего их выздоровления. Для такой Величины это может быть естественным, но неприемлемо для нашего человеческого уровня. Ведь недаром у Кастанеды, в момент прохождения инициации всех учеников, когда они стояли на краю пропасти, откуда должны были прыгать (как в монастыре Ву-Дан, в «Крадущимся Тигре, невидимом Драконе»), Дон Хенаро, проявляя показушную, сталкерскую «любовь», посоветовал всем проявить уважение и чувства к Матери Земле. После чего начал «обнимать» её, раскинув руки и плавая над поверхностью в 20-30 см. (Тем самым смещая шоком увиденного настройку ТЧ - http://gor-kazenas.livejournal.com/12336.html учеников для предстоящего прыжка).
Этот культ представлял камень продолговатой формы, который устанавливали на полях и поклонялись ему, и просили защитить и удобрить землю. Чем больше полей или хозяйств находились под ее покровительством, тем большее значение она имела и большее уважение ей оказывали. Койя, в своей роли Мама Уако (мать Манко Капака), была покровительницей земледелия, и по традиции в августе, в начале сельскохозяйственного года, именно поле, посвященное Мама Уако, всегда обрабатывалось первым.
Обязательным требованием подготовки к большинству празднеств и церемоний, которые почти всегда включали поклонение или ритуалы культа, было очищение и пост участвующих. Пост большей частью ограничивался воздержанием от мяса, соли, вкусных специй при приготовлении пищи, а также от сексуальных отношений. Постные дни перед праздниками тщательно соблюдались, а продолжительность их варьировалась от двух до шести дней. Кроме того, пост также практиковался как часть покаяния или лечения, и тогда он проходил под наблюдением Жрецов - ведь это однозначное энергетическое очищение человека, а уж в какой среде он находится - это другой вопрос. Сиеса сообщает, что «наиболее религиозных индейцев или тех людей, кого считали приближенными к богам, просили поститься в течение целого года, чтобы у всех было хорошее здоровье». Такой пост мог начаться после того, как маис был посеян, и продолжаться, пока не уберут весь урожай. Особый пост держал император. Он постился в одиночестве, в уединенном месте, перед своей коронацией или перед тем, как принять важные решения. Такие решения сопровождались жертвоприношениями «богам» и консультацией с Оракулом или церемонией гадания – кальпа.
Кальпа («сила») проводилась во время приготовления к военной кампании. Церемония состояла из жертвоприношения ламы (тут у Ацтеков без десятка пленников явно бы не обошлось), по результатам которого Верховный Жрец прогнозировал результат кампании, удаляя легкое и надувая его через жилу, а затем рассматривая отметки на поверхности легкого. По внутренностям ламы также судили о том, подходящий ли избран наследник. К нескольким знаменитым Оракулам, например, Оракулам Вари-Вилка, Пачакамака, Апу-Римак (около соответствующей реки) и Римак (около Лимы), или в храме на острове Титикака, обращались паломники со всех концов Империи. В этих святилищах изваяния были вымазаны кровью жертв, а Жрецы истолковывали предсказания Оракула. И любая уака могла дать ответ на вопросы относительно болезни, утраченного имущества, врагов, совершенных преступлений, правды или лживости – короче говоря, относительно любой проблемы.
В Кончаке была обнаружена любопытная скала – внутри нее было вырублено помещение, в котором мог периодически находится здешний Жрец, что наводит параллель с подобным у Дона Хуана.

Император оберегался от магических чар даже в мелочах: если он откашливался или плевал, женщина из окружения подставляла свою ладонь, и он плевал туда. И всякий волос, который падал с его головы на его одежду, женщины подбирали и съедали.
Хотя отдельные любимые жены и наиболее полезные слуги должны были, как предполагалось, добровольно сопровождать покойного инкского правителя в мир иной, чтобы служить ему там, эти жертвы не всегда были столь добровольными, как пытаются убедить нас свидетельства; во время траурных церемоний их напаивали или накачивали наркотиками. Наибольшее зафиксированное число жертв в честь такого события – 5 тысяч человек, убитых, чтобы сопровождать Инку Уайну Капака.


Перед нами раскрылась картина могущественной и процветающей империи - совершенного и отлаженного механизма. Она сочетала в себе такие казалось бы несовместимые вещи, как обожествление Великого Инки и основные правила социализма, плюс в государстве царила железная дисциплина – труд был обязателен, работать должны были все. Даже все посевы и сбор урожая начинался с личного примера великого Инки в Куско. Поэтому если в случае с Ацтеками мы имели некое подобие по жёсткости с коммунистической диктатурой времён военного коммунизма – Магическую Диктатуру, то в данном случае перед нами не что иное, как Магический Социализм, как бы это не резало наш слух дикостью сочетания. При такой социализации, таком Магическом Социализме, где НЕ БЫЛО ДЕНЕГ и всё перераспределение брало на себя государство - существовало даже подобие будущей науки статистики – население было поделено на возрастные и профпригодные группы и была подсчитана нагрузка на каждого, соответствующая его возможностям, - основу этой цивилизации составляли человекочасы - чтобы никто и ничто не ускользнуло и не выскользнуло в «свободное плавание». Социальное устройство, вертикаль власти и другие её составляющие контролировали жизнь подданного от рождения до смерти. Тяжёлая лапа государства, как мы поняли, накладывалась на всё. Никакой свободы перемещения, никаких самостоятельных позывов к организации чего-либо, от частного предпринимательства до искусства, от мыслей создать что-либо, организовать или возглавить. Человек оказывался в таком узком русле, в таких тисках, что вся его жизнь, все стремления-устремления, все мысли и чаяния, вся творческая энергия канализировалась и не получала развития, для человеческого Светлого потенциала ставился непробиваемый потолок – что было реальным достижением Планетарного Противобога в этой его такой «справедливой» социальной модели.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
ambrazura11
Mar. 6th, 2016 02:55 pm (UTC)
Друг,здравствуйте!Хочу задать вопрос-будет ли сессия ,, Грани добра,, ? Что есть в нас(России) того,за что Нас любит Бог? Интерес отнюдь не праздный, т.к. многие ждут ответов на вопрос-,,Куда ходить,, .
gor_kazenas
Mar. 6th, 2016 03:21 pm (UTC)
Приветствую дружище.
Обязательно!
ambrazura11
Mar. 6th, 2016 04:01 pm (UTC)
Я приму искреннее участие в обсуждении ,спасибо за вашу часть души в разговоре со мной и с другими людьми!
( 3 comments — Leave a comment )