July 10th, 2021

Вашингтон готовится слить Украину

Женевский саммит Путина-Байдена стал для Зеленского «лебединой песней»

МОСКВА, 9 июля 2021, Институт РУССТРАТ.
Выторговав себе по результатам саммита РФ-США в Женеве определённое затишье на своём «втором фронте», бывший мировой гегемон должен был предложить России нечто взамен. Он, конечно же, всё ещё сотрясает воздух громкой идеологизированной риторикой и угрозами. Особенно в своём информационном пузыре. Но в реальности не может вести войну на два фронта – Китай стал полноценным соперником.

Даже при относительно нейтральном Китае, за последние пять-шесть лет о Россию Вашингтоном были обломаны зубы. А потому естественным для Америки стало другое направление главного удара. Только остановив Поднебесную на взлёте, приведя к власти в ней ориентированные на Запад кланы, можно попытаться немного выровнять стремительно уходящий в минус собственный экономический баланс, и не только экономический. И уже с такой расстановкой сил снова полноценно взяться за Россию.

Плюс теперь для любого подобного действия необходим весь пул союзников. Ведь силы уже не те, что были каких-то 15-20 лет назад, и они стремительно тают. Потому и необходима была эта европейская инвентаризация партнёров, которая выявила много чего интересного.

Выяснилось, что Лондон уже не тот, хоть совместно и задрапировали фасад трещащих по швам отношений яркой, но расплывчатой Атлантической хартией. «Царице морей» уже не особо по пути с теми, кто и дальше по инерции натягивает нынешнюю сову глобализации на наш общий глобус. Лондону срочно нужен некий собственный проект, а потому он и ведёт себя соответственно. Но это отдельная тема для исследования.

Теперь, по итогам этой европейской сверки часов, главным союзником США официально назван Берлин. Далее по списку – Париж. И вот эта та перетасовка в колоде будет играть свою роль в рассматриваемой нами теме.

Так что же было нам предложено? Чем могли американцы жертвовать, дабы снять угрозу военной эскалации, так безупречно нами разыгранную? По прошествии некоторого времени после Женевы уже видны некоторые маркеры, позволяющие утверждать, что предположения, высказанные РУССТРАТОМ накануне саммита, полностью подтверждаются.

Для Москвы, в первую очередь, интересна Украина. Нам не нужна враждебная анти-Россия под боком, не нужен этот травмирующий «тысячами порезов» западный инструмент, где всё русское выжигается калёным железом. Именно поэтому, столкнувшись шесть лет назад на Украине с атакой Запада, мы перенаправили свой удар дальше, в самую чувствительную для самого Запада геополитическую область – на Ближний Восток.

Разрубая этот восточный гордиев узел, концы от которого расходятся по всей планете, нам необходимо было расшатать геополитического противника, дабы он, помимо прочего, ослабил хватку и выпустил из рук нашу русскую Окраину. У нас многое получилось, теперь мы постепенно начинаем пожинать плоды.

Для Америки Украина явно не первоочерёдная позиция – это пешка, разменять которую вполне себе возможно. Разменять, естественно, желательно без потери лица. Как мы уже разобрали в прошлой статье, о которой упомянули выше, Минские договорённости «на все сто» подходят для подобного.

Было видно, что ещё до саммита взаимно мониторя позиции друг друга, через встречи на разных уровнях и различных ведомств, мы аккуратно обозначили эту разменную единицу. Американцы же, прощупывая, «понесли её в массы» во время турне Байдена «по Европам».

Потому весьма характерен был чёткий посыл, озвученный генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом по итогам прошедшей 14 июня сверки часов с новой администрацией Белого дома. Сигнал этот был обращён, по большому счёту, к пост-майданной украинской стороне.

Он сигнализирует о пока верной линии, что мы наметили в прошлом материале и полностью ложиться в выстроенную там канву, подтверждая её. Было заявлено: Мы призываем к полному выполнению Минских соглашений всеми сторонами и поддерживаем усилия, прилагаемые в Нормандском формате и Трехсторонней контактной группой.

Подобная синхронизация произошла и с ключевыми союзниками – Берлином и Парижем. Им тем более выгодно мирное разрешение этого европейского конфликта: и они уже обломали зубы о нынешнюю позицию Киева. После совместного в Париже провального принуждения Зеленского к выполнению Минска, преЗЕдент, играющий на рояле, стал нерукопожатен для Макрона. Никаких совместных заявлений и фотосессий. Потрёпанный же вид Зеленского, дававшего по итогам импровизированную пресс-конференцию на фоне заднего двора Елисейского дворца, говорил сам за себя.

Тогда его основным аргументом на этой дипломатической трёпке было то, что он сменит союзников и полностью «уйдёт под США». Вот и посмотрим, как это будет происходить, когда и из Вашингтона его будут принуждать к Минску: 8 июля стало известно о том, что встреча Байдена с Зеленским переносится на осень.

Единственный, кто из значимых европейских игроков придерживается другой линии, это, конечно же, нынешний Лондон. Потому и «Защитник» превращается в «Нападающего», а то и «Зачинщика». Боюсь дальше даже обсуждать его метаморфозы, не дай Бог ему стать «Кормильщиком». В смысле черноморской рыбной фауны. Остальные Табаки в мировых раскладах – не в счёт, хоть от них и бывает много шума.

Итак, сразу после саммита лидеры РФ и США подтвердили своё понимание Минска, как единственного и безальтернативного документа для разрешения донбасского кризиса. Обозначил свою приверженность этим соглашениям на итоговом подходе к прессе и нынешний американский президент. "Мы (с Путиным) согласились, что нужно усилить дипломатию по вопросу Минских соглашений", - заявил он. На пресс-конференции же Владимира Владимировича это стало одной из первых произнесённых им фраз, первой рассмотренной темой, что само за себя говорит о её первостепенности и значимости.

Было видно, что он проговаривает эту проблему, так сказать вытаскивает её на свет, дабы в дальнейшем американцам, в случае чего, было сложнее маневрировать и уходить от взятых на себя обязательств. А для этого существует целый ряд объективных обстоятельств. Ведь «партнёры» в сторону Киева уже как-то «усиливали дипломатию» ещё в бытность Обамы.

Смотрите. С их стороны на переговорах присутствовали «знакомые всё лица» и, как видно было по протокольным фото, в переговорной команде сидела всем хорошо известная Виктория Нуланд. Дама весьма опытная, даже, можно сказать, по небезызвестным сливам, весьма прожжённая. Типичный неокон. Тем паче, пошедшая на повышение в вашингтонской властной иерархии. Заместитель госсекретаря по политическим вопросам, на простом языке, это фактически идеолог Госдепа.

Но эта опытная дама имеет весьма негативный бекграунд при работе с украинским кейсом. Она сама уже сталкивалась с украинской несговорчивостью и местечковой хитростью (не путать с интеллектом), когда ещё работала в обамовской администрации, и её переговорным оппонентом по Незалежной был Владислав Сурков.

Это же она была в конце 15-го года автором формулы «одностороннее выполнение Украиной Минских соглашений», пытаясь играть на опережение с Москвой, задавая свою повестку. Надо признать, достойный противник Суркова по креативности.

Тогда в ходе длительных переговоров Нуланд были выстроены определённые договорённости, как с Владиславом Юрьевичем, так и с Порошенко и рядом других политиков украинского сегмента. И ведь в то время это было в очень мягкой форме. Причём закон-то, который необходимо было по всем этим соглашениям протащить, предполагался даже временный.

Да, Верховная Рада в конце августа 2015 года одобрила его в первом чтении, где в переходных положениях был упомянут особый статус Донбасса. Но уже даже предварительное принятие документа проходило при заблокированной трибуне парламента и завершилось силовым столкновением митингующих у стен Рады с правоохранителями. Это когда в ход пошли боевые гранаты, а в результате массовых беспорядков пострадали более 150 человек, и четыре бойца Нацгвардии погибли.

И всё. Даже этого не смогли доголосовать. Её кинули, хоть и обещали. Вот такой своеобразный опыт взаимодействия с украинскими политическими элитами был у этой опытной дамы. После подобного фиаско активность Нуланд в украинских вопросах резко пошла на спад, и она незаметно «слилась» из украинской повестки.

Итак, вот такое мы имели уже «усиление дипломатии» по Минску в прошлом. И ведь открытым текстом, по-хозяйски, американцы на самом высшем уровне призывали майданные власти к федерализации: сами, мол, живём так, весьма самостоятельными states-ами. Но упрямство, граничащее с упёртостью, одна из характерных окраинных черт – ландшафт и история так поработали. Тот же свой оккупационный инструментарий в виде антикоррупционного суда «белые хозяева» так полноценно и не продавили.

Вот такие вот малороссийские особенности на данном историческом этапе. Когда, с одной стороны, почти все и на всех уровнях бегают за указивками в американское посольство, когда СБУ это филиал ЦРУ, а основным и всё разъясняющим ориентиром и светочем является твиттер американского посла. А с другой, в «последнюю рубаху, что ближе к телу» вцепились мёртвой хваткой, хоть шаровары были сняты и отданы добровольно.

Возвращаясь к нашей повестке, нельзя не заметить, как тема Минска зазвучала сразу после саммита. Так, Госдеп выпустил заявление, где украинская проблематика была выделена и жирно подчёркнута упоминанием соглашений, которые нужно "сдвинуть с мертвой точки".

Теперь рассмотрим все последние на сегодняшний день высказывания главных переговорных лиц по украинскому портфелю с обеих сторон – Виктории Нуланд и Дмитрия Козака. Подразумевая, конечно же, обозначенный бэкграунд Нуланд.

Так, заместителем главы администрации президента РФ и его политическим советником в различных интервью было заявлено: «Президенты говорили по Украине довольно предметно» - что хорошо согласуется с той канвой, которую мы выстраиваем. Обсуждали вопрос подробно, не вскользь, согласно его значению для обеих сторон. Для американцев, как разменной пешки, для нас – важного бонуса за нашу «разрядку напряжённости» на втором для них фронте.

Далее. "Мы сказали, что Минские соглашения – это безальтернативная основа для политического, невоенного урегулирования конфликта. Надо следовать Минским соглашениям, прежде всего, в политической сфере". Козак утвердительно ответил на вопрос, согласилась ли с этим американская сторона. "Да, конечно. Это не наша подсказка и не наша просьба. Это активная позиция. Будем надеяться, что она будет реализована", - добавил он.

Тут ещё момент возобновления совместной работы в данном направлении, как уже делалось ранее на уровне спецпредставителей. Европейцы, вернее локомотивы Европы в лице Германии и Франции, не охотно хотели пускать на эту поляну американцев. Парижем и Берлином было сделано всё возможное и невозможное в их последнем рывке давления на Киев. Россия предоставили им такую возможность, но воз оставался и ныне там.

А потому стало естественным услышать в этот постженевскийй период от Козака следующие слова:

"Если речь идет об урегулировании конфликта, пожалуйста, мы «за». Когда наши европейские коллеги говорят, что нужно срочно найти решение, потому что сейчас вмешаются в процесс американцы, то мы говорим - добро пожаловать".

Но это, конечно, вовсе не означает, что мы хороним Нормандскую четвёрку. Рычагов воздействия на Украину должно оставаться много. Об этом же заявлял пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, комментируя этот вопрос на брифинге 17 июня, говоря, что «участие США в урегулировании по Украине – это не подмена Нормандскому формату».

Мы не собираемся содействовать включению США в переговоры с Францией и Германией по Донбассу, чего бы хотели в Киеве, но неоднократно были против и мы, и европейцы.

Так же имеем интересное обозначение штатовской позиции от Нуланд в ходе доводки до своих союзников итогов встречи в интервью Радио Свобода. Приведу целиком два вопроса-ответа из интервью, касающиеся разбираемой нами темы. Первый – вообще заангажированный украиноцентричный перл.

Корреспондент: «Похоже, в Женеве президент Путин вновь настаивал на приоритете политических аспектов мирного урегулирования над вопросами безопасности, на которых настаивают Украина и ее западные партнеры, особенно в отношении контроля над неконтролируемым участком российско-украинской границы. Почему так, почему Минские договоренности в Москве читают иначе, чем в Киеве и западных столицах?»

Нуланд: «Я не могу говорить за Россию о том, как она читает Минские соглашения. Скажу лишь одно: Минские соглашения – это единственное имеющееся у нас документальное подтверждение того, что президент Путин действительно обязался уйти из Донбасса.

Учитывая, что на вчерашнем саммите президент Путин предложил Соединенным Штатам рассмотреть возможность снова принять участие в усилиях по имплементации Минских соглашений, я думаю, что теперь вопрос заключается в том, действительно ли он всерьез намерен уйти из Донбасса.

Я полагаю, что для начала мы проведем интенсивные консультации с нашими украинскими партнерами, чтобы обсудить, как они видят Минские соглашения и как они планируют продолжать их имплементацию, а затем мы посмотрим, есть ли реальные основания для нашего участия, или же в глазах Москвы это просто прикрытие для замороженного конфликта. Пока мы не знаем ответа на этот вопрос, но мы готовы это проверить».

Корреспондент: «Киев напрямую призывает США присоединиться к «Нормандскому формату». Что вы думаете о возможном участии Вашингтона в мирном урегулировании этого конфликта?»

Нуланд: «Опять же, если мы сочтем, что действительно есть основания для того, чтобы принять участие и постараться реализовать Минские соглашения безопасным и подходящим для Украины образом, восстановив ее суверенитет и территориальную целостность в Донбассе в обмен на некоторую политическую автономию и добившись ухода России, ее марионеток и армии, – мы были бы готовы поработать над этим. Но мы не уверены, есть ли для этого основания. Так что мы будем проверять это в ближайшие недели».

Итак, корреспондентом задаётся полностью матричный украиноцентричный перл типичного жителя глобуса Украины. Мол мы, как и весь западный мир («заграница нам поможет»), перевернули Минские соглашения с ног на голову и, спрашивается, доколе Россия будет смотреть на это по-другому? Ведь в наших головах сначала граница. «А вешать? – а вешать мы будем потом», без всяких там особых статусов и политических уступок.

На что реальный политик (Нуланд) отвечает совершенно реально, формально хоть и оставаясь в подобной матрице: вы там, конечно, можете куролесить сколько душе угодно со своими «кручу-верчу, обмануть хочу» но «Минские соглашения – это единственное имеющееся у нас документальное подтверждение» и других у меня для вас нет. И не вздумайте отказываться.

А дальше идёт фраза «мы проведем интенсивные консультации с нашими украинскими партнерами, чтобы обсудить, как они видят Минские соглашения», которая, с одной стороны, полностью переворачивает всё вот это «… Минские договоренности в Москве читают иначе, чем в Киеве и западных столицах».

Зачем тогда выяснять, что ещё там надумали «украинские партнёры», если в «западных столицах думают так же»? А, с другой стороны, в этих «консультациях», как и в последующих фразах «посмотрим, будем проверять, если сочтём» - сквозит определённая осторожность и уже хорошее знакомство с предметом. Да, Киев будут пытаться принуждать к Минску, но и даётся лаг, что оставляет опытный и уже обжёгшийся на украинских реалиях политик.

А фразой «…восстановив ее суверенитет и территориальную целостность в Донбассе в обмен на некоторую политическую автономию» Нулланд полостью разрушает всю эту конструкцию, где «сначала граница, а вешать потом». Ведь это и есть дух Минских соглашений – то, от чего Украина всеми силами открещивается.

Насколько реально будет Вашингтону на этот раз продавить Окраину? Ведь в спину дышат новые главные союзники, которым «кровь из носу» нужно разрулить этот конфликт на просторах Европы. А Америке нужна их солидарность в противодействии Китаю. Или, как минимум, лояльность.

В отношениях с Россией уже выстраивается умиротворяющая нас канва и, судя по определённым признакам, договорённости саммита начинают постепенно претворяться в жизнь.

Так, создаются и согласуются рабочие группы по обсуждению кибербезопасности. Конечно, не без поднятия ставок от партнёров для более удобных переговорных позиций. Ведь был период сразу после саммита с кратно возросшим количеством атак с их стороны. Но то дело привычное, а потому различные подобные происшествия в наших новостных лентах не обозначались, как кибератаки, а просто фиксировались, не заостряя внимания на истинных причинах.

Также видны уже некоторые сдвиги в сирийском вопросе. По астанинскому формату чувствуется подспудное непротиводействие американской стороны. Начинается притирка в экологической повестке. Судя по всему, мы увидим ещё множество подобных маркеров и реальных шагов, ведь «партнёрам» это сейчас необходимо. Как сказала Нулланд, «будем проверять это в ближайшие недели».

Да, существуют факторы противодействия такому ходу вещей. Лебедь, рак и щука присутствуют в расколотой американской элите, где пропасть между всеми только шириться и от кого угодно можно ждать подвоха. Подвоха можно ждать и от играющего свою скрипку Лондона. Не говоря уж про украинскую пост-майданную среду, которая уже встала на дыбы.

Самым показательным в этом вопросе будет вызов на ковёр Овального кабинета пианиста-клоуна, и что будет происходить сразу после этого. Ведь, как сказал Дмитрий Козак: "Если нашим американским коллегам удастся оказать воздействие, прежде всего, на украинскую позицию, есть шанс, что что-то сдвинется с мертвой точки".

Что ж, будем наблюдать разворачивающуюся «киноэпопею». И нам, как сторонним, но заинтересованным в яркой концовке фильма зрителям, хотелось бы в ней большей жёсткости и откровенных постельных сцен между Вашингтоном и Киевом.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.