gor_kazenas (gor_kazenas) wrote,
gor_kazenas
gor_kazenas

Categories:

Экспортные потуги страны с деревянной сохой.

В мире существует масса виртуального, и многие живут в различных матричных слоях. В одном из них - мы государство с деспотичным, кровавым чекистским режимом, что катится в пропасть и деградирует, а влекуще-сияющий заокеанский «град на холме» скоро поглотит и перестроит, как надо, это недоразумение. В другом, близлежащем к этому, матричном слое верят в страну с деревянной сохой, живущую на нефтедоллары, которая скоро загнётся экономически и развалится. Есть и другие матрицы, основанные на узком взгляде «со своего пенька» и рассуждениями «а вот у друзей-то всё плохо». Где-то некоторые из этих слоёв пересекаются, ибо там одна религия с единым «градом на холме» и одни «священные писания». Просто первые уповают на Ветхий раздел с «Великой шахматной доской» Бзежинского, с его расчленением России и Олбрайтовский формат: «Сибирь – слишком большая территория, чтобы принадлежать одному государству». Вторым, живущим в мире биржевых индексов, ближе «маржиналистская революция» и экономикс, с его постулатами методологического индивидуализма, экономической рациональности, и прочими статическими и равновесными подходами.
Но проводя далее аналогии с матричными технологиями создания «иной реальности» - мы понимаем, что это цифровые технологии. Цифры лежат в их основе и распылять эти наваждения можно ими же, родимыми. Сухими, статистическими, неоспоримыми.


Окончательные цифры за 2018 год ещё не сведены, такие данные обычно обнародуют к окончанию первого квартала. Однако у нас есть Федеральная таможенная служба (ФТС), чьи информационные бюллетени за 11 месяцев прошлого года наводят на близкий к 100% вывод, что побит национальный рекорд положительного сальдо внешнеторгового баланса. И это несмотря на «кровавый режим»; несмотря на «весь мир», ополчившийся на нас санкциями; несмотря на торговые войны и волатильность внешних рынков.
Это значит, что мы продаём вовне гораздо больше, чем покупаем у них, имея такой доселе не превзойдённый за всю новейшую историю прирост к нашим закромам. За эти 11 месяцев мы экспортировали на 191,4 миллиарда долларов больше, чем импортировали. В итоге профицит счета текущих операций платежного баланса за этот период вырос на 65,2%!!! к аналогичным 11 месяцам 2017 года. Уже с огромной долей вероятности можно сказать, что мы побили рекорд в $198 млрд. «тучного» 2011 года. Весь оборот внешней торговли (импорт-экспорт) наращен на 19,3% и составляет $629 млрд. . То есть и больше продаем и больше покупаем, ибо кризис.

До высшего значения за четыре года вырос и экспорт, достигнув $410,2 млрд., скакнув на 27,5% - и это ещё не учитывая декабрь! Ведь за весь 2017 год мы продали на $357 млрд., что к предыдущему 16-му было на 25% больше. Вот как вообще обстояло у нас дело в этой области с 2001 года:


Да, во главе с бывшим гегемоном, определённый пул стран поддушил нас, стягивая удавку и в дальнейшем надеясь на «окончательное решение русского вопроса» (такое выражение нередко позволяют себе в Вашингтоне, что как бы само собой намекает). Однако мы не просто выстояли, страна набирает экономические обороты, а результаты импортозамещения напрямую сказываются на рекордном показателе положительного внешнеторгового сальдо.

Да это же всё нефтедоллары!!! - тут же раздастся дружный хор из иной реальности. Действительно, доля их высока, но не настолько, как пытаются декларировать некоторые. Количество же их в общем объёме экономики и её зависимость от волатильности нефтяных цен неуклонно сокращается с каждым годом.
Если брать в структуре экспорта, то в уже просчитанном 2017-м топливно-энергетическая доля составила 59,2%. Это немного больше, чем в 2016 г. (58,1%), но существенно меньше, чем в любой из предшествовавших 11 годов, когда она составляла от 63 до 70,5%. В первом квартале 18-го цифра была в 61.7%. Вот её-то мы и разложим на составляющие (27.4+12+3.6+18.7=61.7). Самих «нефтедолларов» тут только на 27.4%. Да, есть газ(12%) и уголь(3.6%). А вот остальные 18.7%, это продукция с высокой добавленной стоимостью – бензин, дизель, керосин и прочее подобное. Нефтеперерабатывающие заводы у нас строятся и модернизируются по всей стране, их продукция на экспорт разлетается, как пирожки, и доля этой составляющей неуклонно растёт от года в год. Всё подобное весьма сказывается на европейских НПЗ, давно уже недополучающих прежнюю прибыль из-за низкой загрузки: та нефть, которая раньше поступала к ним на переработку, теперь перерабатывается в России.

Да, в структуре нашего бюджета вся эта энергетическая составляющая играет немаловажную роль. Вот картинка «На заре тысячелетия».

Видно, как в откровенно слабом, ничтожном с нынешних позиций бюджете, они играли невеликую роль. Потом, до 2003-2004 года, по графику легко отслеживается борьба за наше национальное достояние. Видно, как постепенно национализировалось до 65% нефтяной промышленности и 95% газовой, вводился мораторий на применение кабального соглашения о разделе продукции (СРП) и 265 различных месторождений вернулось к нам. А дальше рывок и бурное развитие. Нам что, предложат отказаться от курочки, несущей золотые яйца, которую мы с боем возвратили? Из-за того, что, видите ли, некоторые, как мантру, повторяют: страна-бензоколонка? А не пойти ли им… в свою виртуальность! Давайте теперь назовём Британию страной-углеколонкой, когда в 19-м веке это был крупнейший поставщик угля в мире, и поставляли его, в значительной степени, в Москву и Петербург. Да ещё заявим, что мы подсадили их на угольную иглу. Но нет, «бабушка в короне» - священное в либеральной матричной парадигме и в эту сторону не у кого из них даже мыслей не возникает. А может быть оглянемся на бывшего гегемона, на этот нео-либеральный град на холме? Ведь крупнейшим на планете экспортёром нефти и её производных в первую половину 20-го века были именно они. В 1950-е годы половина всей нефти, продававшейся на мировых рынках, имела американское происхождение. Но нет, в головах, погружённых в виртуальность, это эталон экономического развития, никто из матричных обитателей не будет упрекать «священный град на холме» в той роли, какую нефть играла в их экономике и экспорте. К тому же это аспект геополитического влияния. Историю о том, как ОПЕК постепенно уплыл из цепких, но уже дряхлых рук Дяди Сэма, и превратился в ОПЕК +, в инструмент с серьёзной долей влияния России – будут рассказывать детям.

Плюс ко всему, как уже было замечено, роль нефтегазовых доходов в федеральном бюджете неуклонно идёт на снижение. Так их поступления в бюджет РФ за 2011 – 2016 гг. в среднем ежегодно уменьшались на 162 млрд руб. (или на 3,1%), а ненефтегазовые, наоборот, увеличивались в среднем ежегодно на 580,4 млрд. руб. (или на 8,6%) в основном за счет доходов, связанных с внутренним производством.

И не забываем, что «нефтегазовые доходы», это не просто перегоняемые танкерами и по трубам сырая нефть и газ, как мы это разобрали выше относительно экспортной составляющей. К нефтегазовым доходам, согласно Бюджетному Кодексу РФ (БК РФ) ст. 96.6 «Нефтегазовые доходы федерального бюджета», относятся доходы от уплаты:
• 1) налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в виде углеводородного сырья;
• 2) вывозных таможенных пошлин на нефть сырую;
• 3) вывозных таможенных пошлин на газ природный;
• 4) вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти

- где пункт четыре занимает весьма весомую долю и растёт в денежном эквиваленте от года в год.

Далее, вбивая очередной гвоздь в миф о бензоколонке, стоит обратить внимание ещё на одни цифры. В реальности добыча полезных ископаемых в структуре промышленности (определение «промышленность» - смотрим ОКВЭД-2 от Росстандарта) по состоянию на 2016 год составляла всего 35,9% (в фактических ценах), плюс 52,3% - обрабатывающие производства, плюс 11,8% — производство/распределение электроэнергии, газа и воды.
Кстати, что бы уже два раза не вставать, и раз речь зашла о нашей промышленности «от сохи». Россия занимает четвёртое место в мире по объёму промышленного производства по состоянию на 2017 год, обгоняя Японию с Германией и уступая лишь Китаю, США и Индии. Вот цифирь в млрд долларов.
1. Китай: 9 082
2. США: 3 860
3. Индия: 2 572
4. Россия: 1 340
5. Япония: 1 311
6. Индонезия: 1 295
7. Германия: 1 201.



Вклад же доходов от экспорта топливно-энергетических товаров в ВВП России вообще минимален и колебался в зависимости от годов и методологии подсчёта от 8 до 15.5%.
А вот как выглядит нефтяная игла по исследованию ООН:



Теперь вернёмся к тому, с чего начали, к экспорту. Чем же торгует Россия помимо нефти, газа, угля и, как мы выяснили, топливно-энергетических товаров с высокой добавочной стоимостью? Будем говорить наглядно и усреднённо, не привязываясь к ещё не просчитанному ушедшему году.


Экспорт машин, оборудования и транспортных средств несколько лет уже стабильно находится в районе $26-29 млрд. Львиная доля в этом разделе: ядерные реакторы, котлы, оборудование и механические устройства; их части. Как видим, первая на планете атомная отрасль даёт хороший прирост к экспорту. Никто другой не строит 34 энергоблока в 12 странах по всему миру. Нет, не так. Вернее было бы сказать, что никто другой почти ничего уже и не строит. Также более трети в этом экспортном машинном объёме занимают электрические машины и оборудование, звукоаппаратура, телеаппаратура; их части. На два миллиарда улетает за рубеж турбореактивных и турбовинтовых двигателей. Грузовых и легковых автомобилей где-то на миллиард - полтора.

Химическая промышленность, которую могут себе позволить далеко не все страны. В среднем торгуем на $20-25 млрд. Основная доля в этом экспортном куше – минеральные удобрения. На составляющие этот товарный сегмент раскладывается следующим образом:
Минеральные удобрения – 41.7%
Органические химсоединения – 21.3%
Продукты неорганической химии – 18.2%
Фармацевтическая продукция – 4.3%
Эфирные масла и резиноиды; парфюмерные, косметические, туалетные средства – 3.7%
Мыло, ПАВ, моющие средства, смазочные материалы, воски, свечи, пасты, пластилин – 3.3%
Прочие – 7.5%

Далее. Всем хорошо известная продукция ВПК. Самая высокотехнологичная, качественная, надёжная. Мировой бренд. Как поговаривают в разных уголках планеты: Если у вас много денег – вы покупаете американское. Если мало – Б/У или китайское. А вот если вы реально собираетесь воевать, то только русское. В этой сфере мы занимаем уже долгое время своё законное второе место, после уходящего гегемона. В среднем в год выходит на 14-17 млрд. долларов, но на мой взгляд эта цифра существенно выше. Не всё выставлено на всеобщее обозрение по политическим и некоторым другим мотивам. Это всего лишь идентифицированные поставки основных видов обычных вооружений согласно классификации Регистра ООН. Военным экспертам хорошо известно, что у передовых мировых игроков этот "неучтенный" сегмент составляет от 3 до 5% от общего объема экспорта. Для России этот показатель существенно выше, потому как помимо политической составляющей, это связано со спецификой заключения контрактов в сегменте поставки запчастей, сервиса и ремонта.

Следующее. Металлы и изделия из них – на $30-36 млрд. Тут вам и никель и алюминий и медь – добудь и переработай, - заводы, оборудование, инфраструктура, энергетическая составляющая, транспорт, НИИ и прочее, прочее. Целые области и города живут этим.

Переживающее подъём сельское хозяйство, да и весь АПК (хотя рыбу туда с натяжкой бы отнёс) – живительные санкции и во многом грамотная инвестиционная политика, различные программы поддержки и тому подобное. «Бог в помощь» в виде рекордных урожаев, – видимо не только «Генерал мороз» на нашей стороне. Результат налицо. Семнадцатый год, экспорт - 20,7 млрд. долл. (рост на 21,3% с 16-го или $3,63 млрд. ) – считался абсолютным рекордом (прежний составлял 19 млрд. долл. в 2014 г.)
Ан вот и нет! По предварительным подсчётам Россия увеличила экспорт продукции АПК в 2018 г. на 20%, до почти $25 млрд. - темпы космические. Уверенное первое место в мире по продажам зерна – 32 881 тыс. тонн в 2017 на 5,77 млрд. долларов. И уже не зависимо от урожая (а он всё равно был в этом году не плохой, где-то лучше, где-то хуже – страна-то огромная), накопленные запасы позволяют держать лидерство в этой сфере.

Есть ещё одна область на «нашей бензоколонке», о которой бы хотелось сказать отдельно – это экспорт услуг. В различных отчётах и диаграммах вам его либо не отразят, ибо они «товарные», либо закинут в серую зону «прочего».
Основные виды международных услуг включают транспортные услуги, поездки (туристические услуги), услуги связи и строительные услуги, страховые и финансовые услуги, компьютерные и информационные услуги, лизинговые вознаграждения, а также прочие деловые услуги, услуги физическим лицам и услуги в сфере культуры и отдыха, образования, медицины, государственные услуги, а также прочие виды услуг, не вошедшие в перечисленные.
В самом «тучном» 13-м году эта цифра достигала $70 млрд. Просел рубль, просел и объём отрасли в долларовом эквиваленте, хотя сам объём услуг сократился незначительно. В 15-16 годах показатель держался на уровне $50 млрд. В 17-м – уже в районе 55. И вот новые цифры от Банка России: за первые 6 месяцев текущего года РФ продала за рубеж услуг на более чем 30 млрд. долларов. Это на 14% больше, чем за аналогичный период годом ранее. Наиболее экспортируемыми услугами стали транспорт, туризм, строительство и ИТ, что не мудрено с таким бешеным ростом туризма в обеих столицах и прошедшим Мундиале. А далее в своей сводке регулятор отмечает, что экспорт ИТ-услуг в январе-июне 2018 года впервые превысил импорт. Объемы продаж в стоимостном выражении составили 2.55 млрд. долларов, в то время как объемы закупок - 2.52 млрд. долларов.
Тут сказывается и упорное продвижение наших за рубежом, и программа импортозамещения на отечественный софт, которая, кстати, только-только набирает обороты. В экспорте же российского ПО мы уверенно продвигаемся в таких сегментах, как разработка игр, интернета вещей и мобильных приложений. Так же действуют такие монстры, как Paragon (утилиты, касающиеся данных на жёстких дисках), Abbey (система распознавания и электронные словари), Spirit (программное обеспечение для передачи видео, голоса и информации), Prompt (ПО автоматического перевода), Parallels Acronics (восстановление данных, резервное копирование), Kaspersky Lab (антивирусные программы). И есть небезосновательные прогнозы, что к 2024 году доля рынка ИТ в ВВП России должна вырасти до 10% при нынешних 3-4%. Ведь объем зарубежных продаж российского ПО и услуг по его разработке в 2017 г. составил примерно $8,5 млрд. Ещё раз, для тех, кто в «матричном танке». Россия продаёт за рубеж собственные ИТ на $8.5 млрд. и цифра эта уверенно из года в год растёт. Мы же и у себя строим Цифровую экономику.
Таким образом, доля сегмента в общей структуре экспорта может вырасти до 20%. Нас, конечно, подзажали санкционно в Америке и несколько стеснили в Европе, а на них у нас приходится 46% всех продаж. Тогда как на развивающиеся страны приходиться лишь 7−8%. А ведь «третий мир» обеспечивает около 40% общепланетарных расходов на информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) – вот куда нам расти и расти. Такие вот новости «от сохи».



Третий год подряд мы наблюдаем устойчивый, а кое-где и взрывной рост. Полных цифр, как мы уже знаем, за ушедший год нет, но по имеющимся в целом - подъём по многим отраслям, в том числе по продуктам питания, химпрому и автопрому.

Отбросив деревянную соху, экспорт машин и оборудования в денежном выражении вырос на 9,6%, в том числе возросли поставки электрического оборудования на 30,2%, средств наземного транспорта – на 3,7% (кроме железнодорожного). Возросли физические объемы поставок грузовых автомобилей на 4.8%, легковых на 3,6%.

Стоимостные и физические объемы поставок продовольственных товаров и сырья для их производства выросли на 29,0% и 39,2% соответственно. Возросли физические объемы экспорта пшеницы на 65,7%, мяса свежего и мороженного – на 56,4%.

Экспорт лесоматериалов и целлюлозно-бумажных изделий по стоимостным показателям возрос на 21,3%, а физический – на 2,3%. Возросли физические объемы поставок фанеры клееной на 9,5%, пиломатериалов – на 5,3%, целлюлозы – на 2,1%.

Стоимостный объем экспорта металлов и изделий из них вырос на 32,9%, а физический – на 14,0%. Возросли физические объемы поставок экспорта чугуна на 33,4%, меди и медных сплавов – на 17,6%, алюминия – на 14,8%, полуфабрикатов из железа и нелегированной стали – на 14,1%.

Объем экспорта химической промышленности в денежном выражении вырос на 13,5%, а физический – на 3,9%. Возросли физические объемы экспорта продуктов неорганической химии на 24,5%, мыла и моющих средств – на 6,9%, фармацевтической продукции – на 5,9%, пластмасс и изделий из них – на 3,6%.

Подводя черту, отмечу, что Кабмин задекларировал рост неэнергетического экспорта в 2019 году на 1/5 и активная реализация нацпроектов должна способствовать этому.



Когда велась работа над материалом, у автора постоянно закрадывалось смутное несоответствие между таким устойчивым и объёмным, уже третий год подряд, ростом во внешнеторговой сфере (особенно за 18 год) и скромными показателями в росте ВВП. Но вот всё «вошло в строчку», и Росстат опубликовал новые данные. По последней оценке ведомства, в 2018 году наш ВВП вырос на 2,3% - это максимальный показатель с 2012 года. А объем российской экономики ВПЕРВЫЕ превысил 100 трлн рублей и составил 103,6 трлн рублей. Ведь до того предполагались совсем другие цифры в 1,6–1,8%. Единственное, на форуме в Давосе министр минэкономразвития Максим Орешкин уже называл цифру 2%.

Обитатели параллельных виртуальных матричных слоёв рвут и мечут. Лично наблюдал такое беснование в эфире одного оппозиционного телеканала. Всё в стиле: Вы всё приписали и врёте!
Данной истерикой весьма удовлетворён. Чем сильнее будет раскрываться мощь России, как политическая, так и экономическая, тем сложнее будет виртуальным жителям совмещать своё бытиё с реальностью. А там уже и до раздвоения сознания, до реальной шизофрении не далеко. Но никому этого не желаю, а посоветовал бы быстрее, в интересах собственного душевного и физического здоровья вернутся на землю.
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments