?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: политика

[sticky post] На горизонте

На горизонте планирования? За горизонтом прогноза? Что для меня там Оче-Видно? Что имею знать приближается? Об этом и буду говорить.
Есть в земной истории события, которые по любому должны были случиться и они случались. Вот как Иисус, например, должен был родиться здесь, в нашем мире. Прийти откуда-то из своего, для нас трудно представимого. Вообразите уровень цивилизации там! В нашем обыденном сознании цивилизация бывает в разных уголках Земли и у Спилберга на Альфа-Центавре. Перенести же это понятие на Божественные Миры нам что-то мешает (или кто-то...). И вот эта цивилизация планомерно работала, решала какие-то немыслимые задачи для того, чтобы Агнец Божий смог воплотиться у нас, здесь, пару тысяч лет назад. Подготовили родиться в народе, проповедующем единобожие, народ этот сколько подготавливали то! Да и не первая, судя по всему, попытка с народом была, до этого, если присмотреться к тому историческому ландшафту, единобожие вспыхивает во времена Фараона Энхатона, с его несравненной музой Нефертити, в Древнем Египте. Но с его смертью верховное жречество извращает и сминает ростки Светлого Учения. А вот тут другая цивилизация в противодействие работала, ибо где Божественное вершит свой промысел, там и Противобожественное руку приложить спешит. В результате пришлось срочно прививать единобожие кочевному племени пастухов и дать им Законов. Необходимые условия для социума, в котором можно было бы проповедовать, были выполнены, не у Зулусов же Ему рождаться.
Что же планирует цивилизация "Божественные Миры" в нашей исторической перспективе, в отрезке нашей жизни? Что мы застанем, и что будет разворачиваться на наших глазах? Какие силы и в каком противостоянии рождают наблюдаемые всеми события? Об этом и буду на этих страничках говорить, последовательно вкладывая, по кирпичику, в строящееся здание, и вам советую за мной, постепенно, от фундамента и далее, далее, далее…
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Что бы ни делал на тактическом уровне руководитель Белоруссии, все шаги всё равно ведут к объединению.




Есть один фактор в рассматриваемой проблематике, который нельзя не учитывать и с психологической и с метаисторической точек зрения, и который мы косвенно уже затрагивали в первой части материала.

После умерщвления СССР на постсоветском пространстве образовалось много эгрегоров национальных образований и один единственный зародыш будущей государственности, существовавший поначалу в переплетении проекций чужеродных сил. Не быть ими задушенным и выжить – чудо божественного провидения для вновь зародившейся Российской государственности (В нашем земном Слое бытия это отразилось в разведчиках, постепенно, незаметно и виртуозно сформировавших зачатки новой государственности и затем открыто пришедших к власти).

Это – наблюдаемая метаисторическая ДАННОСТЬ: других госсущностей на постсоветском пространстве не воплотилось и воплотиться не могло. У эгрегора же, как образования, не имеющего души, но обладающего неким эквивалентом разума – своя логика проявления вовне, в наш «подлунный мир».

Вообще, государственность и эгрегор - очень близкие по восприятию «с земли» понятия, но очень разные в иноматериальном плане. Так, например, эгрегор Руси не смог противостоять натиску воинствующей госсущности монгольского племенного массива. А ведь это был именно эгрегор, не спаянный единой государственностью и погрязший в племенных усобицах, хоть и существовавший в едином культурном поле, которое ваяет Русский демиург. Порабощённый, сверхнарод вынужден был существовать в едином поле чужеродной империи, что серьёзно отодвигало выполнение Россией своей будущей планетарной Миссии, а то и вообще ставило на ней крест.

Давайте просто зафиксируем это различие, не вдаваясь в подробности, а кому интересны такие планетарные «нюансы», выстраивающие наши государственные образования, политические системы, культуру и всё прочее – может при желании начать читать авторский ЖЖ с начала, выстроенный как книга, доступным и популяризирующим образом раскрывающая такие мегаглобальные вещи.

Формирующийся из единого вектора людских воль, мыслей, чувств о нём и распухающий от них, эгрегор должен занимать прочное место в своём уголке человеческого разума. Если же людская масса будет накрыта некоей другой сущностью (в нашем случае Российской государственностью), которая будет перетягивать одеяло внимания на себя, то тут уже так не зажируешь.

Бацька накрепко, до определённых глубин, частью своего существа связан с белорусским эгрегором. Так же, эгрегориальным выразителем и его реализацией в нашем Слое служит весь бюрократический аппарат РБ. Помимо физического «остаться не у дел», подключаются психические уровни, и человек начинает чувствовать, что отстаивает нечто «родное и близкое».

Но разве хоть что-то угрожает самобытной культуре этой обособленной части Руси? Разве возможно самостоятельное плавание в нынешнем мире, без того, чтобы ни от кого не зависеть? Если рассматриваемый нами эгрегор, гипотетически, полностью ляжет под чуждое влияние с Запада, то что ему грозит? Очевидно – если уж не полное подпадание под некоего инфрафизического монстра, как случилось с оккупированной частью Исторической России, то, по меньшей мере, частичная демонизация с превращением в «Не-Россию».

Кстати, термин Историческая Россия мы впервые услышали из уст Владимира Владимировича на прошедшем в этом году Параде Победы. Произнести такое перед выстроенными в струнку Вооружёнными Силами, внимающими каждому слову Верховного – имеет очень серьёзное символическое значение.

Вводимый тут термин «Ядровые земли» имеет с ним массу пересечений. Для подобной терминологии, включая Русь, Россия, русское, российское – необходимо оставлять определённые «зазоры» в толковании, дабы работать с такими понятиями в каждом отдельном месседж-боксе по каждому из направлений Украины, Белоруссии, Казахстана и других территорий Исторической России.

Итак, рассмотрев в первой части материала всю палитру мнений по обсуждаемому вопросу, позволим себе, как мы уже обозначили, не присоединиться ни к одному из рассмотренных. Лишь отчасти признавая некоторые с правого края, останемся далеки от того болота, что в центре. С другой стороны, совершенно понятны и близки опасения тех, кто слева на этой воображаемой шкале. Да только вот выводы, что там делаются, на мой взгляд, далеки от реальности.

Зная неумолимый вектор нашего движения, повторюсь, что серьёзные интеграционные подвижки с братской частью Единой Руси мы получим в ближайшие годы. Самый пик, самый накал борьбы с уже почти побеждавшим Глобализмом - Россией пройден и закончился его поражением благодаря нам.

Подобное ещё не полностью проявилось, не совсем отразилось в нашем человеческом, земном Слое бытия, но в метаисторическом контексте это уже данность. Да, у мировой сатанинской гадины есть ещё силы огрызаться, но говоря аналогиями Великой Отечественной, разве кто-нибудь мог сомневаться в нашей Победе, когда мы уже перевалили границы СССР, ринувшись добивать врага в Европе?

Так и сейчас, со стороны России полно решимости и масса освободившихся сил, скованных прежде, а потому впереди только победы и решения ранее стопорившихся и откладывавшихся задач.

Частично, по регионам, будет освобождаться от оккупации и входить в сферу нашего влияния Украина, о чём было сказано несколько лет назад как. Посмотрите на темпы, которые набирают тамошние сдвиги. «Вдруг», «в одночасье» всё так начало стремительно меняться – так в нашем Слое бытия проступают те процессы, что вершатся на иных уровнях. В конечном итоге всё завершится полной интеграцией всего постсоветского пространства в ближайшее десятилетие-полтора.

В какие же видимые нам изменения выльются происходящие глубинные процессы? Перво-наперво надо представлять, насколько изменится риторика и целеполагание «подобных Макеев», приближённых сейчас к власти на всём пространстве Исторической России и живущих с восхищением перед Западом. Особенно это выпукло на Украине.

Что произойдёт после 20-го года, от приготовления к которому доносятся волны из-за Кремлёвских стен, приглушаемые их толщиной? А уж хотя бы «о чём там речь» не знают ни тут, кому не положено знать, ни за океаном, хотя первые и фиксируют «основательную подготовку», сливая эту размытую неопределённость на Запад.

Ведь «подобные Макеи» не могут не жить без геополитических кумиров. Это им так представляется, что нынешний идол навсегда у них в голове и сердце. Являясь отражением местечковых элит, этих эгрегориальных проявлений вовне, волею исторического финта выкинутых в «свободное» плавание, они на физическом уровне не могут представить себе, что нельзя идти вперёд самостоятельно, к кому-то не прислонившись.

Посмотрите, какое отрезвление вызывает на Украине только понимание того, что Европа устала от противостояния с Россией и желает замириться. В голове переворачивается буквально всё. Но это только часть правды, им открывшаяся. Запад не устал, а скукоживает своё влияние и отступает, а в некоторых местах такое отступление завершится у стен столицы крахом и капитуляцией. Место «старшего» в таких голова постоянно должно быть занято, на троне в подобном мироощущении всегда должен кто-либо сидеть.

Давайте теперь вспомним об экономических рычагах. Владимир Владимирович действует ими очень осторожно. Тут много всяких моментов, один из которых - не допускать излишнего ущерба тому экономическому пространству, что станет общим полем. С другой стороны, возможно и самим нести некоторые убытки для поэтапного достижения конечной цели, и Налоговый манёвр тому хорошая иллюстрация.

Белоруссия заявила об огромных потерях из-за России: Белоруссия потеряет $400 миллионов в 2020 году из-за налогового маневра России в нефтяной отрасли. Об этом пишет РИА Новости со ссылкой на главу белорусского Минфина Максима Ермоловича. По информации ведомства, в общей сложности за 2019 и 2020 годы экономика страны потеряет $800 миллионов. При этом в сентябре белорусская сторона оценивала дополнительные издержки из-за российского налогового маневра в $10-11 миллиардов за период с 2019 по 2024 годы.

Ответ не заставил ждать: Расчеты белорусского министерства финансов по поводу огромных потерь из-за российского налогового маневра некорректны, так как эта сумма не относится к обязательствам России перед Белоруссией. Об этом заявил пресс-секретарь премьер-министра России Олег Осипов.

«Невозможно потерять то, что тебе не принадлежит», — пояснил он. По словам Осипова, в таком свете рассуждения выглядят странными. В кабмине РФ заявили, что "потери" бюджета Белоруссии из-за налогового манёвра не относятся к обязательствам РФ перед Минском, в том числе, финансовым.

Постепенное экономическое «принуждение к миру» происходит и сейчас. Пошагово и поэтапно. Из свежего, от 8 октября: цена на российский газ для Беларуси определится после подготовки дорожных карт, которые разрабатываются для реализации программы действий по интеграции в Союзном государстве.

Об этом сообщил журналистам министр энергетики РБ Виктор Каранкевич на Белорусском энергетическом и экологическом форуме, передает корреспондент БЕЛТА. Как сообщалось, в начале сентября на уровне премьер-министров Белоруссии и России был согласован проект программы действий по интеграции в Союзном государстве и перечень дорожных карт. Сейчас сторонам необходимо разработать 31 дорожную карту для реализации этой программы.

Опять же, о чём был у президента Белоруссии, во время саммита ЕАЭС в Ереване, короткий диалог с Владимиром Владимировичем, по результатам которого белорусская делегация вынуждена была экстренно возвращаться в Минск вместе с Лукашенко? Не стиснулись ли вокруг него тиски сильнее?

А кто сказал, что подобные экономические рычаги нельзя будет врубить до нужной степени «зажатия тестикул»? Да, может быть не сейчас на полную мощность, без предвыборных подножек партнёру, менять которого на переправе не имеет смысла. Это проверенная фигура, читаемая наперёд на несколько шагов. В самой республике нет сколько-нибудь серьёзных пророссийских политических сил, ибо Александром Григорьевичем давятся на корню. Ведь в этом и было главное неприятие им Бабича, начавшего самостоятельно выстраивать подобные вертикали.

В этом же ключе сотрудника российского посольства Романа Спиридонова МИД Белоруссии «попросил» покинуть РБ в начале октября. В Москве подтвердили, что он выехал на Родину, и заявили о плановой ротации, не вынося сор из избы. Интересно и то, на каком фоне произошло фактическое выдворение из Белоруссии российского атташе по военным вопросам – а именно во время упомянутого саммита в Ереване. В Минске поговаривают, что подобная судьба ожидает еще двух дипломатов РФ. Таким образом, МИД РБ избавляется от соратников экс-посла РФ в Белоруссии.

Опираться для интеграции, кроме как на Лукашенко, в РБ пока не на кого, и в ближайшее время и не предвидится. Из пророссийских сил им не зачищены только совсем уж маргинальные, типа наших НОДовцев, которые только отвращают массы от декларируемых ими целей, выступая полезными идиотами в чужих руках.

Да и вообще, говоря об Александре Григорьевиче, помимо образного, не относящегося к личности «коней на переправе не меняют». Заслуги его в сохранении осколка Империи неоспоримы, талант хозяйственника проверен временем, и, скорее всего, возможно ещё применение набранных им за эти годы «скиллов» на пользу именно общего дела, когда поутихнет «скребущая душу боль за независимую Беларусь», транслируемая эгрегором.

Есть вероятность, что с нашей стороны ощутимого подстёгивания до президентских выборов не произойдёт. Но рассматриваемое «принуждение к миру» возможно независимо от «выборов - не выборов». Что там будет бушевать за окном к концу лета (30 августа – крайний срок для президентской компании в 2020году) - одному Богу известно.

Если уже разразится идеальный шторм, то всё будет играться по совсем другим правилам. За его громкими раскатами крики одиноких царьков не будут слышны. Начнутся титанические сдвиги и ускоренный передел планеты, на фоне которых разборки местного областного значения вообще будут казаться вознёй в песочнице.

Даже исключая такой ускоренный и болезненный для всех сценарий, постепенная, но неуклонная отдача позиций Западом видна невооружённым глазом и интеграционные процессы всё одно будут наращивать темп.

Есть ещё один существеннейший момент. Объективно всем нужна бОльшая интеграция, особенно в свете проседания мировой экономики (не говоря уж о вероятной Великой депрессии 2.0). И в рамках ЕврАзЭС, и в рамках СНГ, где особенно в последнем Александр Григорьевич направлен играть роль локомотива.

Как он провозглашал 11 октября в Ашхабаде на заседании Совета глав государств СНГ: "События в мире показывают, что назрела объективная необходимость укрепления нашего Содружества как самодостаточного и эффективного объединения. А экономика была и остается фундаментом нашего взаимодействия» и "Давайте, уважаемые коллеги, не будем друг друга обманывать, хитрить, мудрить». Как известно из психологии, говорящий почти всегда меряет всё своим Я и присущими ему категориями, поэтому надо поблагодарить Лукашенко за публичную «самокритику». Он услышан.

Тут есть, конечно, опять элемент хитрости со стороны вайшьи-торговца. Те экономические рычаги, что имеются у нас на руках для ускоренного объединения Руси, можно пытаться обойти, нивелировав их действия через экономические партнёрства в рамках обоих организаций, добившись нужных поблажек через внутренние договора. Но опять мы видим похожую картину, как и при начальном создании юридических основ для Союзного государства - не с той, так с другой стороны интеграция неизбежно продвигается.

Обратите внимание, какие интеллектуальные и политические силы выдвигаются на позиции в этих надгосударственных объединениях. Сергея Глазьева назначили министром Евразийской экономической комиссии по вопросам интеграции и макроэкономики. Плюсуем сюда усиление позиций Бабича в Минэкономразвитии, который также работает по интеграции Евразийского Союза, а Белоруссия стала его специализацией.

То есть присутствует понимание, что именно от этой надгосударственной надстройки и надо плясать для кардинального реформирования экономики, того зачатка будущей экономической матрицы нового типа, что будет действенна и привлекательна для всего постсоветского пространства и даже за его пределами.

Итак, чтобы не говорилось и как бы не виделась интеграционная составляющая с сиюминутных, конъюнктурных и обманчивых политических и прочих позиций, реальность такова, что интеграционные процессы будут только набирать обороты. Не зависимо от любых телодвижений и местечковых эго-желаний, они провиденциальной волей войдут в русло единого пространства, которое созидаемо свыше.


http://www.iarex.ru/articles/71205.html
«Разброд и шатания» в общественном восприятии процессов объединения с Белоруссией и освещение интеграции под метаисторическим углом.




Прошёл ровно год с тех пор, как нами была поднята тема объединения России с Белоруссией. Сначала в авторском ЖЖ, в момент, когда никто ещё в экспертной среде подобное не анализировал, и не было ни одного исследования или публикации на этот счёт (буду признателен, если меня поправят). Затем, спустя четыре месяца, когда тема уже начала набирать обороты, удалось разместить серию статей и в ИА Рекс.

На настоящем этапе интеграционная повестка проживает серьёзный всплеск в СМИ и особенно, как можно заметить, будируется в последнее время. Куда же всё движется и насколько сделанные год назад прогнозы жизнеспособны?

Основные выводы, что сделаны в проведённом исследовании, были следующие. Вся экономика республики глубоко на дотациях и не надо ходить к гадалке – чьих. Определённая доля такой подпитки идёт через прямые вливания-кредиты, весьма охотно дававшиеся на определённых этапах, видимо не без исключения будущих вариантов «надавить», если что. Только надводная часть айсберга, что нам должны, там перевалила уже за $16млрд резаной бумаги зелёного цвета.

Другая значительнейшая часть экономики РБ субсидируется через наши скидки на энергоносители, а ведь в её экспортной структуре доходы от НПЗ занимают чуть ли не треть.

«Отцом нации» просажено порядка $100млрд российских дотаций за 25 лет и набрано $50миллиардов госдолга, причем долги набрал всего за 10 лет.
Картина стремительно ухудшается. Начиная с 2013-го, ежегодные выплаты по внешнему и внутреннему госдолгу РБ превышают 3 ярда резаной и они, как снежный ком, растут, стремясь уже к 10% от всех бюджетных расходов. И мы же ещё вливаем туда сотни миллионов для его рефинансирования. Соотношение бюджета к долгу становится совсем уж критическим для страны, не приближенной к печатному станку мировой валюты. Экономические рычаги для «принуждения к миру» в наличии и весьма разнообразны.


Помимо экономической, политической и прочих составляющих, автор смотрит на всё с метаисторической позиции, позволяющей не зацикливаться на сиюминутной обманчивой политической конъюнктуре - при таком инструментарии глобальные процессы видятся в несколько ином свете. Расширяется количество факторов, влияющих на ситуацию; появляются новые, более первостепенные акторы; для многого смещается ракурс значимости.

Основные выводы в этом ключе шли и в начале материала годовой давности, что мы тут вспоминали, на них зиждутся и все остальные посылы и незыблемая уверенность в неизбежности такого объединения. Напомним их и раскроем несколько шире.

Наша Госсущность делает естественный для неё «вдох» после пережитой Смуты 3.0, одним из факторов которого является возвращение потерянных земель, не говоря уж о дальнейшем. В метаисторическом плане смута всегда есть по каким-либо причинам смерть прежнего государства, с «вакханалией всевозможных демонических сил» на территории, что была под его защитой.

С последующим зарождением и укреплением новой Госсущности, наново наводящей порядок и поддерживаемой свыше. Так было и при смене Рюриковичей на Романовых, Романовых – на СССР, а СССР на РФ.

К сожалению, и по ряду наисерьёзнейших обстоятельств, из всех перечисленных только СССР был лишён божественной санкции (в нашем контексте — акт разрешения, утверждения, выражения согласия). Да и как можно получить санкцию от того, существование чего ты всем государством поголовно отрицаешь.

Не вдаваясь в подробности таких поистине циклопических сдвигов, их следствий и метаисторических причин, о каждой из которых можно написать увесистую монографию, отметим главное. Наше государство сейчас поддерживаемо свыше. Оно приступило к выполнению своих мировых задач в наиблагоприятнейшую для него планетарную эпоху, а на стране лежит Миссия нового объединения человечества на справедливой (=богоугодной) основе.

Российское политическое поле в ближайшие один-два десятилетия полностью упорядочит весь мир, а из морального и духовного авторитета будет соткана ткань нового объединения человечества, его Золотой Век в ведических терминах, взамен побеждённой Глобализации.

Прекрасно осознаю, что подобными утверждениями вызываю у некоторых или снисходительную улыбку или лёгкий приступ агрессии-ненависти, но с каждым годом таких персоналий всё меньше и меньше. О новой руководящей роли России в мире, о выходе страны на первостепенные позиции, о посланном ей свыше родомысле-гении - автором говорится с 2003-го года, после вспышки «сверх-новой» в сознании, когда всё подобное в один миг стало возможно ясно Увидеть. Можно представить, сколько «доверия» встречала такая весть более пятнадцати лет назад.

Мы совершили рывок от бездны, где рылась для нас могила, до нынешних наших мировых позиций, благодаря Божественному провидению и гению Владимира Владимировича, ведомого свыше. Вектор движения и темп, набранный нами, хорошо виден, и мы продолжаем так же уверенно двигаться к уготованным нам свершениям.

Для такой, по истине, мегазадачи, а именно: трансформации себя и всех сверхнародов (метаисторический термин) планеты в духовно и политически единое человечество - российскому сверхнароду должны соответствовать пространства, соизмеримые его размаху борьбы, его идеям и творческому труду.

Никакая внутренняя расколотость, как с оккупированными на данный момент нашими украинскими землями; никакая, в определённых аспектах, разъединённость (читай, в чём-то ущербность) с другими едиными Ядровыми территориями, как с Белоруссией, Казахстаном и всеми остальными, – не позволит полноценно реализовывать этот План.

Для того и растаскивали и дробили, потому и всячески тормозят процесс воссоединения. Но Золотой Век уже предопределён в эту Кали-Югу, все предпосылки его были выполнены, причём выполнены выходя далеко за Ведическую терминологию и мировоззрение, и опираясь на все религии, философии и учения правой руки.


Какое же восприятие обстановки ныне царит в экспертной среде и в обществе в целом, когда речь заходит о реальных шагах по объединению Ядровых земель России, особенно касательно Белоруссии? Весь спектр мнений можно условно разделить, на мой взгляд, следующим образом.

Существует умеренная позиция, находящаяся в условном центре подобной гипотетической шкалы. В её парадигме процесс интеграции идёт с переменным успехом, часто замораживается, а может и вообще застыл. Ему предстоит длиться очень долгие десятилетия, что выходит за поле нашего воплощения в «подлунном мире», а происходящее «где-то там» и «когда-то» за отмеренным человеку временным жизненным отрезком, обычно им самим фиксируется, как «никогда».

Слева от центра располагается градация мнений, коих сейчас большинство, и звучат они, как «отдельное «государство» (простите, не могу не в кавычках) таковым и останется», «Бацька тормозит и ничего кардинального не произойдёт», вплоть до самых крайних, где «Лукашенко постепенно, по шажку, уведёт Белоруссию на Запад» или «украинский сценарий».

Справа же от нашего виртуального центра располагается совсем уж интересная позиция, «нашептанная» на днях в «умных постах, вывернутых для маскировки кошачьим мехом вверх», по выражению Виктора Пелевина. Автор давно заметил некоторую установившуюся внутреннюю связь с этим магическим маленьким рыжим котом, способным выращивать своих личных драконов и снующим то тут, то там, подобно булгаковскому коту-Бегемоту, да ещё умудряющегося «висеть на штанине Светлейшего с папкой нумер 8».

Если необходимо получить котовый ответ на некий вопрос, который особенно занимает, то включенного Намерения вполне достаточно в 99% случаев. Так и тут, уже неделю как со всех сторон обыгрывая в голове белорусскую тему, нужно было послушать мнение многоуважаемого кота, что и, конечно же, произошло. Спасибо милый рыжий кот за то, что ты есть.

Приверженцы такой полярной позиции тоже в наличии, хоть их и не так много, по сравнению с остальными. И они не только из разведсообщества, близкого к котовому, но и присутствуют на различных форумах, посвящённых геополитическому выбору Белоруссии.

Если позволит уважаемый редактор, выложу весь отрывок на оригинальном котовом языке, ничего не убавляя и не прибавляя.
========
Сие гляжу на Лукашенко некоторыя наезжают, дак сие здря, ибо он тоджыть делаит важныи дила и тута нада хвотовертить так как вам и ни снилося. От щас он клована Киевлянского обрабатувал а сие ить нужная вешч , ибо если кто заметил то шла речЪ то об икономикческай сотрудничиствы между регионами Киевлянии и Беларуси...ну вы чуйствуити? Нет, вы ни чуйствуити нихвоста, хотя кот вам клипал как буит обстряпувацца изминения с Киевлянией - чирис икономикческую сотрудничиству и затем интиграцыю РЕГИОНАФ и от с Беларусью оне ужо могут прямо и открыто сие делать и продвигать а тама ужо и к нам незаметно пирийдёт, ибо потихоньку и молча фсё идёт и грузы пошли ихныи чириз нас с Глонасай и взаимовыдача бандитаф различных и прочая и фсё сие буит идти ибо никуды ниденицца и тута Лекашенко очень важен ибо кловану с им лехшы крутицца, ибо кожный шаг к Светлейшему у яво тама буит вызывать лишнии крики и причитании, а тута вроди как ни Светлейший а иной дядька и вроди как тоджыть можыт и поругать РФ тама за чонибудь и оно так получи буит фсем и тишы...Ибо от и кот ни любит када шыбко вирищат, нилюбит...ыхыхы
Допустим то что Лукашенко и с амерами и с иными западлоидами тама обчаицца, тама некоторыя кваакают, мол, чуть ли ни придатиль, вы даджыть ни сумливайтися, что все важныи болия или мения разговоры и прочии переговоры с западлоидами Лукашенко ведёт токмо апосля того как оне со Светлейшим обсудют чо он им буит пропихувать, ибо так вудобния намнога , при чом и евролицым нашым браттям вудобния щас сие чирис Лукашенко чото решать и обчии дела с Кремлём , ибо так меншы писку апять жы . А то что Лукашенко играет роль типа колхозника с двумя извилинами, дак сие игра, неужели непонятно, что человек вытащил Беларусь из дирьма в конфетки и полностью фсе договора с Россией коие нада состряпал и по евразэсам и по одкабЭсам и по всем союзам и по Союзному государству и военныя токмо с нами вмести фсе итд итп неужели неясно что говорицца иногда для делы можыт чо угодно, но делает Лукашенко то, что нужно всем нам на обчую добру...мало ли чо нада квакнуть када та , ибо нада инода для делы и конфронтацыю изобразить, так к сибе можыт притянуть нашых вражын и узнать чо им нада или ещо чаво, тама моря вариантаф, чо тута неяснава ..

=============

Надо заметить, что до подобной выкладки, сам не мог отделаться от первого устойчивого ощущения: какая же это тонкая работа, - когда смотрел свежие поездки Бацьки по украинской земле и выступление его на совместном с Украиной Форуме регионов. Эти его постоянные отсылки к «единой стране, откуда мы все вышли» - закрытая тема для того во многом раздвоенного состояния сознания, что диктуется большинству собственного населения нынешним демонизированным украинским эгрегором. А уж его оговорка, где Украина превратилась в Россию – дорогого стоит.

Посылы «строить вместе», «возвращать утраченные связи» и «создавать новые» вместе с «родным и братским народом», - ложатся на весьма благодатную почву. В пику такому недружелюбному Западу, что «пидманул и не зробил эуропейских пенсий и не пошёл вийной на агрессора, а теперь ещё и некий эдиний фронт с ним мастырит, если послухать цьего ихнева Макрона» – думает среднестатистический обыватель.

И действительно, под ютьюбовскими роликами бацьковского посещения, - четыре из пяти - это комментарии радости простого украинца от происходящего, так соскучившегося по единению славян, в пику западным предателям.

То есть ощущение было устойчивое, тем паче привык доверять таковым, особенно первому, что рождается при соприкосновении с некоей информацией на уровне разума. Но дальше включился уровень ума, который внёс свои, как обычно это бывает, многое переворачивающие, поправки.

Конечно, многоуважаемый кот за крайние лет пять, вглубь которых можно отследить его посты, ни разу не ошибся. Он выдавал аналитику высочайшего уровня, что однозначно утверждает выражение - бывших разведчиков не бывает.

Он баловал нас такими инсайдами, что мама не горюй, сам себя отсекая: «эхэх… дальше не моху, а то хвойст котовый оторвуть». Он выдавал такую подноготную политических и геополитических процессов, такое ясное понимание психологии их вершителей-человекоорудий, а соответственно будущих действий этих персонажей авансцены, что вызывал иногда оторопь, и всегда оказывался прав.

Он настолько идентично «входил» в восприятие Светлейшего, в его образ мысли и видения, в его мироощущение, что некоторые весьма умные люди мне намекали: «Ну неужели ты не понимаешь, КТО это? Да это же ОН сам!»

На мой взгляд, с нашим котом всё намного проще и намного сложней одновременно. Перво-наперво это разведчик с хорошо сформированной развитой аналитической способностью. Даже уже не обладая свежими выкладками, что ложатся на столы «на самом верху» у всех серьёзных структур, ему достаточно по тем же косвенным и прочим признакам сформировать подобную же картинку. Но самое главное в нашем коте не совсем это, а то, что кот-то у нас волшебный, о чём он сам постоянно и недвусмысленно говорит.

Для того, кто вообще не понимает этой стороны вопроса, порекомендовал бы почитать вот этот давний материал из авторского ЖЖ, чтобы иметь некоторое представление, о чём речь. Там было объёмное исследование цивилизаций ацтеков, майя, инков, имевших один атлантический корень, с отдельной статьёй, описывающей магию.

И не препятствие вовсе в нашем разговоре о солнечном светлом коте, которого я люблю, что там немного подраскрыта для изобличения Тёмная сторона. Накопление Силы на Пути Воина и умение ею распоряжаться, в некоторой степени идентичны и для Светлой и для Тёмной стороны. Определённые практики совпадают, и дьявол, как всегда, в деталях, а для общего представления этого вполне достаточно.

Господа! Кот, которого мы все себе завели, давно практикующий Видящий. Основной приток Силы, что позволил ему совершить главный скачок на своём Пути – это монашеский отказ от сексуальной стороны жизни и обуздание плоти. Определённые его «изыски» с едой и прочие шалости и малой долей не перекрывают того притока энергии, что он заполучил. Прибавим сюда молитвенное Делание и практикование Любви. Его развитое Намерение позволяет получать от пространства и Знаки, и формирование событий от намерЕния, и много прочего, чего даже и описать-то сложно в нашем формате.

Кот может оказываться в почти любой позиции, позволяющей смотреть на мир и конкретную проблему глазами того, кем «он стал». Отсюда и информированность, и понимание психологий и менталитетов, и особенно поражающая «осведомлённость», когда он «смотрит на мир глазами» нашего современника-Родомысла.

Но вот в данном конкретном случае позволю себе не совсем согласиться с рыжим котом, правда могу и пожалеть, как уже пару-тройку раз бывало. Ему Видно в пространстве вариантов, как и что складывается в затрагиваемой нами в этой статье области. А складывается там всё в нашу пользу однозначно и непреклонно. Потому, имея такое магистральное представление, волей-неволей всё остальное вгонится в него, как подходящие пазлы тетриса.

Итак, на уровне ума видны некоторые не совсем состыковываемые с котовой позицией факты. Ведь реальность такова, что Бацька не просто что-то там кидает в фразах в сторону России. Тормозятся самые основополагающие положения Союзного государства.

Сою́зное госуда́рство (также в прессе встречаются названия Сою́з Росси́и и Белору́ссии (СРБ), Сою́зное Госуда́рство Росси́и и Белору́ссии (СГРБ), Сою́з Белару́си и Росси́и, Сою́зное государство Белару́си и Росси́и) — надгосударственность Российской Федерации и Республики Беларусь с поэтапно организуемым единым политическим, экономическим, военным, таможенным, валютным, юридическим, гуманитарным и культурным пространством.

Оглядываясь на историю, нельзя не заметить, что и возникло-то это образование вопреки всему, через провиденциальный толчок свыше. В ельцинские времена перед его переизбранием в 1996 году РR-штабом его избирательной компании было предложено сделать такой потакающий народным массам шаг. Я не уверен, что это глубоко принималось самим Ельциным, скорее наоборот, а уж всем тогдашним гос и бюрократическим аппаратом – тем паче. Но, вопреки всему, тема обрела юридическую плоть и кровь, будучи подписанная с обеих сторон.

Что в тот момент было в голове у Лукашенко, пошедшего на такой, с нынешних позиций, беспрецедентный шаг, вполне тоже можно предположить. Всё укладывается в русло народной присказки того времени: «Сколько Батьке понадобится дивизий, чтобы дойти до Москвы? Да ни сколько! Все дивизии, встреченные на пути, пойдут за ним». Стать Батькой всея Руси казалось ему реальной перспективой, но, к его сожалению, для России свыше уже был приготовлен родомысл-гений.

То есть, отметим, когда личная власть могла почти неограниченно расшириться, никакие там нынешние «да вы Шо, я же первый президент независимой Беларуси, сколько веков белорусы об этом мечтали» - не брались в расчёт, да и вообще в природе не существовали. Но стали наполнятся жизнью, особенно крайние лет пять, как только замаячило растворение этой самой личной власти.

Союзное государство с первых же дней задвинули на пыльную полку по многим объективным причинам. Ни Ельцину, ни его окружению, после достижения президентского кресла не так уж оно было и надо.

Бацька же, видя, как всё усиленней и ожесточённей пытались додавить и разорвать сопредельную территорию РФ, предпочёл не лезть в этот крутящийся клубок гиен вокруг полудохлого медведя, от которого летели ошмётки плоти в разные стороны. Так было спокойней, и основное внимание рычащей своры было направленно не на него.

Типичный поступок вайшьи-торговца, «мудро» выбравшего отсидеться и боящегося заглянуть дальше собственного носа, ибо следующим был бы он. Кшатрий в таком случае ринулся бы в битву на помощь и, или бы погиб, что всё равно произошло бы при поражении соседа, или победив, забрал всю полноту власти у Ельцина.

В интервью РБК Макей, этот местечковый «министр иностранных дел», прямо говорит: «Ну Шо вы! Разве мы могли пойти на создание каких-то там надгосударственных парламентских и прочих структур! Да не в жиСТь мы не будем создавать какую-то единую валюту с неким надгосударственным эмиссионным центром!» И вворачивает так с завуалированной издёвкой про братский народ. Зато американцы для него - град на холме и идеал подражания, который «ещё много десятков лет будет у мирового руля».

Нет, ну представляете себе главу МИД Ленинградской или Нижегородской области, напыщенно рассуждающего со своего пенька о мировой американской гегемонии! Какого же масштаба будет смещение в голове у подобных Макеев, когда реальность со всей неудержимой ясностью вылезет наружу, больше не сдерживаемая фиговым листком мировых СМИ. Заострим на этом внимание и вернёмся к этому позже, в следующей части материала.

Можно, конечно, следуя котовой логике, предположить, что в предстоящих глобальных сдвигах, уже идущих и набирающих обороты, сделана ставка на Минск, как на некоем посреднике.

Если на данном этапе совсем сблизиться и реально уйти в формат единого Союзного государства, некоторые вещи будет довольно сложно реализовывать, не имея такого «удалённого» посредника. В этом ключе и прибаутки явно информированного Бацьки о «Минске, как столице США через два года», и восстановление американского посольства на белорусской земле, и любые его дипломатические реверансы в сторону, - конечно же идут в общем оговоренном контексте.

Но на другом конце условной оси понимания происходящих процессов вам тут же расскажут о сближении с США для ухода на Запад. И в чём-то их убеждённость можно понять, зачем, иначе, в числе прочего, так пестовать национализм местечкового разлива. Некоторые белорусские журналисты преподнесут новость о «второй столице США», как «совсем старик сдаёт», если уже опускается на уровень не чищенной скотины в совхозах или гомельской школы для разруливания конфликта учителя с учеником.

Потому и с бандеровской Окраиной идёт на сближение, чтобы на пару противостоять России - прозвучит с левого края. А как вы хотели, для чего ещё ракетные технологии у них прибирать к рукам. Он же и так под нашим военным зонтиком, проблемы сплошные в экономике, зачем ему ещё и на ракеты тратить немалые деньги, поднимая их с нуля, как ни от нас ими ощетиниваться.

Но с другого противоположного края прозвучит уверенное: Есть такое мнение, что «Полонезы», собранные при помощи наших братьев дальних восточных для братьев ближних славянских - этот проект был реализован исключительно из-за пожеланий России. Именно для того, чтобы свои ракеты раньше времени в Беларусь не завозить. Чтобы не спугнуть «все европейское стадо».

И заявленная дальность – 300 км, далека от реальной, как наши и делают по всей палитре вооружений, занижая характеристики. Да и существующие международные соглашения, запрещающие экспорт готовых ракет с дальностью стрельбы более 300 км или передачу технологий их изготовления, надо как-то обходить. Для «Полонеза» же реальны и все 500км, если приглядеться и к размеру самой ракеты и к размерам её сопла.

На что с другого края шкалы тут же раздастся: Неужели не понятен весь троллинг от создателей ракеты - "Полонез", сразу же понятно в честь чего назвали - полонез Огинского «Прощание с Родиной». Да и вообще с полонезом Огинского у Беларуси свои отношения, теплые и родные можно сказать. Даже гимном хотели когда-то сделать.

И в таком ключе до бесконечности…..


Итак, видя всю палитру мнений по обсуждаемому вопросу, автор не присоединится ни к одному из рассмотренных, лишь отчасти признавая некоторые с правого края. Зная неумолимый вектор нашего движения, повторюсь, что серьёзные интеграционные подвижки с братской частью Единой Руси мы получим в ближайшие годы, а возможные варианты таких процессов рассмотрим в следующей статье.

http://www.iarex.ru/articles/71196.html
ПРОДОЛЖЕНИЕ

Нужно выстроить структурированный диалог между европейскими странами и странами южного побережья Средиземного моря, чтобы достичь четырех главных целей. Предотвратить отъезд мигрантов и ускорить возвращение тех, у кого нет оснований для прибытия в Европу и получения убежища. Активизировать борьбу с торговлей людьми, которая лежит в основе наших усилий, хотя о ней часто забывают в обсуждении. Открыть прямой путь из третьих стран для тех, кто имеют право на нашу защиту. Позволить тем, кто имеют право на убежище, избежать ненужных рисков и воспользоваться защитой. Помочь тем, кто оказались в ловушке в Ливии, вернуться на родину при поддержке Международной организации по миграции, Африканского союза и ЕС.

[Spoiler (click to open)]
Мы смогли сделать это во время кризиса в конце 2017 года, но не можем поддерживать такие усилия в долгосрочной перспективе. Должен признать, что в некотором роде вина лежит на всех нас. Тут опять-таки у нас есть сложившиеся формы, глубокие административные убеждения, в том числе в Министерстве внутренних дел и Министерстве иностранных дел, которые обычно не хотят ничего менять по этим темам. Здесь существуют самые разные теории, призывы… Нужно пересмотреть все эти догмы. Я говорю об этом с лета 2017 года. Мы сами этого не делаем. Я тоже собираюсь приложить больше усилий на этом направлении, потому что считаю, что отсутствие прогресса в этой сфере не в наших интересах. Я говорю об этом в ситуации, когда Франция выходит на первое место среди европейских стран по числу прошений об убежище. Не будем наивными. Проблема не в тех людях, которые садятся на корабль в Ливии. Такая ситуация неприемлема, совершенно неприемлема в гуманитарном плане. Это люди, которые приезжают из соседних европейских стран, хотя уже подали там прошение об убежище. Они приезжают к нам, потому что мы плохо организованы в этом вопросе, в плане эффективности или в человеческом плане. Нам нужно кардинально активизировать нашу работу в этой сфере.

Помимо границ и обороны, мы должны заняться переосмыслением и организацией настоящего европейского суверенитета в промышленном и климатическом плане. Я намеренно увязываю два этих слова. Европа прекрасно проявила себя в формировании конкурентной стратегии. Она оказала большое содействие в развитии инноваций и конкуренции, защите потребителей. И она не может потерять это качество. Но мы перестали думать о нашей промышленной стратегии. Мы сами сформировали составляющие нашей зависимости в плане промышленности, технологий и т.д. Поэтому нам следует в будущем пересмотреть промышленную стратегию, которая, кстати, связана с климатической программой. Дело в том, что будущая промышленность должна быть совместима с этой программой. Европе нужно активнее инвестировать в научные исследования, вкладывать больше средств в новые отрасли промышленности, восстанавливать правила конкуренции, которые совместимы с промышленным суверенитетом и ориентируются на чемпионов нового рынка, глобального рынка во всех областях.

Настоящая промышленная и климатическая стратегия Европы подразумевает налог на выбросы углекислого газа, который должен подтолкнуть предприятия к переходному процессу, и настоящие таможенные пошлины, позволяющие избежать нечестной конкуренции с теми, кто отказываются от этого переходного процесса. Мы слишком долго действовали порознь в этом вопросе. И этот суверенитет необходимо вернуть. Это необходимо, если мы хотим в будущем сохранить настоящий суверенитет в этих вопросах, продолжить строить электростанции, развивать экологические климатические услуги, создавать самолеты и оборонные технологии, развивать промышленность. В этой стратегии я делаю упор на технологический суверенитет, который нам нужно сохранить.

Что касается 5G, какой перед нами стоит выбор? Мы выбираем между американскими или китайскими технологиями. Я твердо убежден, что мы должны отстаивать подлинный европейский суверенитет в этом вопросе без какой бы то ни было стигматизации. На уровне Франции в результате работы, проделанной премьер-министром в сотрудничестве с другими министрами, были приняты решения, дающие нам возможность определить, что в некоторых наиболее уязвимых технологических секторах нам нужно взять комплектующие под свой контроль, чтобы избежать слишком большой зависимости наших телекоммуникационных операторов от определенных технологий. Приняв данное решение, мы запустили настоящее движение на европейском уровне, и наши партнеры пересмотрели ряд своих требований. И теперь нам предстоит выработать действенную стратегию и выбрать заинтересованные стороны на европейском уровне.

Нам нужно переосмыслить также экономический и финансовый суверенитет. Я выше говорил об Иране. Мы можем с гордостью отстаивать нашу иранскую повестку. Почему мы оказались в подобной ситуации? Потому что существует фактическая экстратерриториальность доллара. Потому что наши предприятия, даже когда мы принимаем решение об их защите, зависят от доллара. Я не говорю, что нужно бороться с долларом, но нужно выстраивать подлинный экономический и финансовый суверенитет евро. И в этом вопросе мы тоже действуем слишком медленно. Так за что же нам нужно бороться? Разумеется, за укрепление и большую интеграцию еврозоны, за большую интеграцию финансовых рынков еврозоны, за способность выстроить надежный финансовый и валютный суверенитет. И мы еще не достигли этой цели. А это необходимо.

Мы должны также выстроить и суверенитет в области информационных технологий. Мы добились весьма значительного прогресса в этом вопросе благодаря беспрецедентному на европейском уровне нормативному акту о защите личных данных, который, кстати, был принят также многими нашими партнерами. Но нужно идти еще дальше. Мы должны работать в том же направлении в сфере налогообложения и защиты данных. И Европа — это хороший уровень.

Для того, чтобы претворить в жизнь проект, о котором я только что говорил, нужен также культурный суверенитет. Мы добились успеха в защите авторских прав, но у нас есть гораздо более обширный проект, касающийся европейского наследия, европейской культуры и знаний. Программы, которые мы запустили в университетах, проект по передаче произведений искусства и крупные европейские культурные проекты необходимы, потому что благодаря этому мы можем найти в себе силы и стимул для проекта, о котором я говорил только что. Это тоже один из элементов суверенитета. Потому что суверенитет связан с духом Европы. Важно, чтобы мечты, которыми мы живем, романы, фильмы, все, что наше по духу и что объединяет нас с нашими согражданами, проистекало из нашей собственной культуры, а не навязывалось бы извне. Эта стратегия, на мой взгляд, совершенно необходима, и она должна также подталкивать нас к совместной работе, к возвращению к вопросу о языковом суверенитете в Европе.

Я не буду вновь здесь возвращаться к теме франкофонии, которую я долго развивал, в частности, в марте 2018 года во Французской академии. Однако эту стратегию мы должны наблюдать по всему миру, но ее необходимо внедрить в план развития Европы. Иначе возникает парадокс. Ведь если бы в момент Брексита мы решили, что английский язык навсегда останется единственным европейским языком делового общения, это было бы странно. На мой взгляд, здесь у нас в руках оказывается настоящий козырь, состоящий в том, чтобы вернуть тему образования на дискуссионные форумы, вот что станет настоящим достижением на пути к осуществлению этой европейской стратегии. Эта стратегия суверенитета, и вы видите, насколько она дополняет эту стратегию равновесия власти.

Я прошу вас также вернуться к двустороннему сотрудничеству. Меня поражало, что Европа, в сущности, оказалась в руках специалистов. Они необходимы и они невероятно разнообразны. Но нам надо попытаться найти форму компромисса между очевидно необходимым сотрудничеством министерств по европейским вопросам, пронизывающим нашу повседневную жизнь, и тех, с кем они должны быть скоординированы. Это компетенция премьер-министра. Но, на мой взгляд, нужно также возобновить двусторонний диалог, он дополняет диалог в ЕС. Дополняет, потому что он расширяет пространство для маневров. Я позволю себе это сказать, потому что именно это я и пытался сделать в течение двух лет.

Я провел двадцать двусторонних встреч в странах Европейского союза за эти два года. Я порой приезжал в страны, куда президенты нашей страны не ездили 15-20 лет. Это невероятно. И при восстановлении двустороннего диалога мы порой выясняем, что перестали развивать эти отношения на политическом, культурном и часто образовательном уровне, потому что во многих этих странах французский язык отходит на второй план. Но главная наша задача — это создание пространства для маневров в европейском проекте. Потому что после возобновления двусторонних отношений в Совете образуются альянсы. И я должен сказать, что Германия действовала в этом вопросе гораздо эффективнее нас за последние 15 лет. Таким образом, мы должны говорить со всеми группами. Мы должны восстановить диалог со странами Прибалтики, со странами Восточной Европы, с Вышеградской группой, со странами, расположенными на южном побережье Средиземноморья, и я считаю, что это необходимый элемент, которому я прошу вас уделить значительное внимание.

Я также считаю, что нам удастся — я еще вернусь к этому в заключении — обсудить все технические вопросы в дипломатическом ключе. Это один из наиболее трудных вопросов нашей современной дипломатической работы. Все вопросы становятся техническими. И, таким образом, когда все вопросы становятся техническими, существует риск, что мы упустим из виду глобальную картину. А значит, решать эти вопросы будут технические специалисты некоторых министерств или порой люди, не обладающие в необходимом объеме техническими навыками и, следовательно, не так близко с ними знакомые. Таким образом, стоящий перед нами риск — это риск разрыва, простите, что я излишне вдаюсь в детали, но именно так можно добиться полезных результатов.

Что касается вопросов, связанных с информационными технологиями. Когда ими занимается дипломат широкого профиля, он менее эффективен по сравнению с экспертом по цифровым технологиям. Мы проанализировали два вопроса, могу вам сказать, и результат вполне очевиден. И напротив, когда эксперт по цифровым технологиям сидит в своем уголке и занимается вопросами цифровой отрасли, он упускает из виду глобальную дипломатическую картину и наши интересы. Таким образом, нужно эффективным образом сочетать эти компетенции. И я считаю, что в вопросах, связанных с Европой, это необходимо. И именно таким образом мы сможем вернуться к обсуждению вопросов, в которых мы очень отстали, а это вопросы европейских стандартов, норм и того, что можно назвать элементами суверенитета.

И я вас попрошу в том, что касается Европы, вновь заняться рассмотрением географических вопросов на западных Балканах. В июле я был с визитом в Сербии, в ходе которого некоторые из вас меня сопровождали. Кажется, это первый визит в эту страну президента Франции с 2001 года. Это просто невероятно! И я вижу, что мы делаем, например, в области культуры, в общественной сфере, гораздо меньше, чем государства с намного меньшими стратегическими интересами и гораздо более отдаленные, чем мы, несмотря на то что от нас этого ожидают. Удивительно. А разрабатывать европейскую стратегию — значит задумываться о границах Европы. Это наши границы, наши соседи и это страны, которые, тем более, нас любят, и с которыми мы должны наладить отношения, чтобы не сыграть на руку неевропейским силам. В противном случае судьбу западных Балкан будут решать Соединенные Штаты, Россия и Турция. И в этом вопросе тоже, я должен сказать, у Германии есть гораздо более действенный и стратегический замысел, чем у нас. Я бы хотел, чтобы мы смогли пересмотреть средства и степень эффективности в этом вопросе.

Третий приоритетный вопрос, который я хотел с вами обсудить — это формирование обновленного партнерства со странами Средиземноморья и Африки. Могу вас заверить, что все географические зоны я охватить не смогу, но я бы хотел обсудить несколько тем, которые я не смог подробно раскрыть в два предыдущих раза, поэтому сегодня я хотел бы уделить им больше внимания. В сущности, это партнерство является нашей политикой стратегического соседства. Однако и его необходимо осуществить и перезапустить. Я не буду здесь снова говорить ни о Сирии, ни о Ливии. Я уже подробно рассказал об этих странах на вчерашней пресс-конференции. Мы кропотливо работаем над этими кризисными вопросами, которые имеют непосредственное отношение к нам и к нашей повседневной жизни. Мы тщательно работаем над решением этих вопросов. Мирный процесс на Ближнем Востоке был центральной темой этого саммита «Большой семерки», и я не буду повторять здесь того, что имел возможность сказать там. Я скажу лишь, что работа по этому вопросу должна проводиться тщательно, должна продолжаться и возобновляться. Почему я не решил взять на себя никаких инициатив? Потому что я считаю, что на территории конфликта не выполняются поставленные условия. Я считаю, что инициативы, которые исходят с другого конца света, как правило, имеют мало шансов на успех. Однако я убежден в одном: статус кво не работает, и он недопустим. У нас есть — как я говорил уже много раз — свои убеждения, это позиция Франции, от которой она ни разу не отрекалась. На мой взгляд, с некоторыми из наших союзников мы должны сотрудничать на Ближнем Востоке в новом ключе, чтобы найти эффективное решение, а мы еще далеки от этого.

Я хотел здесь просто в двух словах поговорить о южном побережье Средиземного моря и Африке в этом партнерстве. С южным побережьем Средиземноморья у нас сложились очень глубокие исторические, культурные и цивилизационные связи. И Европа не может добиться успеха, и Франция в первую очередь, если мы не пересмотрим и не модернизируем эти связи. Сегодня о Средиземноморье речь идет исключительно в рамках обсуждения проблемы миграции, гуманитарной катастрофы, о которой я уже упоминал, или мер защиты, которые мы должны взять на себя. Тут тоже существует риск геополитического и внутриполитического спада. Потому что когда мы говорим о южном побережье Средиземного моря, как и об Африке, то фактически мы говорим и о Франции тоже. Я вынужден был об этом напоминать с памятных мероприятий в августе. Франция содержит в себе частицу Африки, потому что солдаты этого континента спасли нашу страну и нашу свободу. И наши судьбы связаны, хотя в них есть и мрачные, тяжелые страницы.

Поэтому сегодня в Магрибе мы, само собой разумеется, внимательно следим за всеми возникающими ситуациями, за тем, что говорит алжирский народ и за крайне уязвимым положением дел в Тунисе. У меня была возможность сказать после похорон президента Эс-Себси, насколько мы поддерживаем народ Туниса в этот критический момент. Нас всегда сближало уважение к их суверенитету и дружбе. Мы должны начать вести работу на этой территории по-новому, равномерно. Без налетов мишуры ни колониализма, ни антиколониализма. И я твердо верю, что эти отношения способны перерасти в самый оживленный диалог между нашими гражданскими обществами. И поэтому я стремился к этому саммиту двух побережий и к диалогу между гражданским, университетским, академическим, предпринимательским сообществом наших стран, а также нашего правительства, чтобы добиться восстановления прежних отношений между нашими двумя побережьями, принимая во внимание как наши существующие связи, так, вероятно, и связи со странами южного побережья. Потому что мы не можем равнодушно смотреть на то, что Магриб сегодня перестает быть геополитической действительностью, потому что между этими странами появились глубокие расхождения, которые их ослабляют и препятствуют их развитию. Мы провели первый саммит в Марселе в июне, и я надеюсь, что мы сможем общими усилиями продолжить эту работу, и вы все сможете приложить как можно больше усилий в поиск оснований для налаживания и укрепления нового диалога между этими гражданскими обществами, этими интеллектуалами и этими профессионалами.

Я должен вам признаться, что в июне в Марселе меня поразило, насколько оживился этот диалог, после того как некоторые из этих стран стали играть по правилам. На саммите были молодые люди, в частности, из Ливии, Туниса и Мавритании, удивительно вдохновляющие и предлагающие нам сотрудничество и взаимодействие, о котором никто не мог подумать и которого мы не видим в межправительственном диалоге. Наша судьба совершенно неотделима от судьбы Африки. Мы необычайно много занимаемся ее проблемами и должны продолжать это делать, пытаясь прийти к тому, что я назвал переменами взаимных отношений.

[...]

Отмечу четвертый приоритет, на котором мне хотелось бы сейчас остановиться, и который я считаю ключевым направлением: утвердить с помощью результатов дипломатию общего блага и попытаться в многосторонних рамках внести наш вклад в поиск решения для урегулирования дисбаланса и неравенства в мире, о которых я только что говорил. Прежде всего, нам следует самим проявить больше усилий в многосторонних рамках. Мы уже не раз упоминали прочный многосторонний подход. Некоторые хотят сегодня выстраивать вещи вне многосторонних рамок и говорят: «Я могу все сделать и решить сам». Я считаю, что это не в наших интересах. Кроме того, существует немалый риск построения альтернативных многосторонних рамок, в частности Китаем, который находится в центре этой стратегии. Мне кажется, что если мы хотим добиться настоящих результатов в этой дипломатии общего блага, нам нужно принять сильные многосторонние рамки, активно действовать в многосторонних структурах, как мы это делаем в ООН, приложить усилия и стремиться к инновациям в переживающих кризис организациях вроде ВТО. Мы решили принять такое обязательство.

Если мы не добьемся инноваций в ВТО, ВТО исчезнет. Успешный поиск новых союзников лежит в основе нашей будущей инициативы в рамках Генеральной ассамблеи ООН с альянсом за новую многостороннюю систему, или вместе с Германией. Мы объединим не только европейские державы, но и демократические державы доброй воли, которые разделяют этот взгляд на мир и осознают важность этого равновесия. Я считаю, что эта стратегия крайне важна, если мы хотим сохранить многосторонние структуры, укрепить и продвигать их.

Помимо этого, нам нужно в ближайшие месяцы добиться результатов по многим вопросам, представляющим общий интерес. В первую очередь это климат и биоразнообразие. И главные решения будут приниматься в будущем году. Многое сделано в области борьбы с глобальным потеплением. Здесь нам известна позиция США. Но повлияла ли она на предпринимаемые меры на международной арене? Думаю, нет. Нам удалось убедить Россию начать ратифицировать Парижское соглашение по климату, процесс, которого мы ждали с момента подписания. Мы убедили Индию присоединиться к Международной коалиции по углеродному нейтралитету — 2050. Таким образом, мы видим серьезные подвижки. Предстоят важные встречи. В сентябре состоится саммит по климату в ООН под председательством Генерального секретаря. Саммит государств-участников Рамочной конвенции ООН по вопросам изменения климата запланирован на декабрь в Чили. В июне 2020 года в Марселе пройдет конгресс Международного союза охраны природы. В октябре 2020 года пройдет встреча в Пекине по вопросам биоразнообразия.

[...]

И наконец, последний приоритетный вопрос, о котором я бы хотел с вами поговорить — это суть нашего подхода. Если мы хотим, чтобы нам удалось действительно стать государством, стремящимся к равновесию сил, выстроить заново европейский суверенитет, добиться успехов в дипломатии общего блага и возобновить партнерство с Африкой и Средиземноморьем, я считаю, что мы также должны продолжать глубокое обновление наших методов. В этом отношении «Большая семерка» благодаря вашей работе, вашему активному участию стала наглядным примером того метода работы, в который я верю.

О чем я до этого говорил в более стратегическом ключе — это решительность. Если Франция и Европа не наберутся смелости пересмотреть свои мировоззренческие схемы, свои доведенные до автоматизма стандарты, международные институты, никто не сделает этого вместо нас. И мы единственные, для кого бездействие окажется смертельным. У других может быть не многосторонняя, а односторонняя или двусторонняя стратегия, а у нас — нет. И поэтому я твердо призываю вас к решительности и в некотором роде к свободе при осуществлении глубоких действий очень простыми способами. Во-первых, я думаю, что необходимо возобновить и усилить — я знаю, что многие из вас этим занимаются — связи с гражданским обществом во всех междоусобицах в каждой из стран, где вы представляете Францию, и где речь идет не просто о глубине двусторонних отношений, а о понимании глубинных проблем. Знакомство с художниками, интеллектуалами, творцами выявляют глубокие ошибки этих стран и позволяют понять не только политические игры, но и то, что мы, возможно, не привыкли замечать и не понимаем.

И я действительно верю, что сегодняшняя наша система дипломатии должна стремиться именно к этому. Это крайне трудная работа, и я это осознаю, но пожинать ее плоды предстоит именно нам. И поэтому я обращаюсь к вам с просьбой взаимодействовать со всеми этими сообществами, с молодежью, прислушиваться к ее идеям, к ее надеждам, к ее проектам, объяснять, что такое Франция, каковы ее особенности, что в ней есть притягательного, инновационного, а также постараться понять и все то, что играет глубинную роль в каждой из этих стран. Я считаю, что именно это глубоко необходимо нашей дипломатии. И я считаю, что, если мы хотим быть эпицентром этого потенциала для пересмотра ведущих тенденций в мире и полезных действий и действовать, то мы должны также заниматься вопросами гражданского общества и именно в этой сфере продолжать вводить инновации. Вот почему я хотел учредить в прошлом году первый Парижский форум мира. Цель этого форума состоит в попытке, по меньшей мере, раз в год в Париже собирать великих мыслителей, аналитические центры, компании, правительства со всего мира, чтобы они вместе они могли задуматься об общей повестке.

Тем не менее эта работа с гражданским обществом, интеллектуалами и академическими кругами со всего мира чрезвычайно важна, если мы хотим переосмыслить себя, справедливо рассматривать большие вопросы, о которых я говорил, если мы хотим проводить полезную работу и иметь для этого необходимые опоры. Мы смогли продвинуться по вопросу защиты информации в интернете на саммите «семерки», потому что у нас была очень тесная работа с «Репортерами без границ», которые запустили эту инициативу на парижском мирном форуме в прошлом году. Мы же продолжили работу. Мы сеем зерна, подхватываем идеи, тянем за нити. У нашей дипломатии есть партнеры. Считаю, что работа с гражданским обществом не должна быть чем-то обыденным. Именно так можно восстановить глубокое понимание страны, понимание Франции в этих странах, а также полезные действия для нас самих в международном плане. Работа с гражданскими обществами этих стран означает гарантию отражения наших действий в них. Именно поэтому, когда мы говорим об Амазонии, мы продолжим работать с коренными народами, регионами, неправительственными организациями, потому что они тоже окажут давление на правительства, в том числе, когда у тех возникает тяга к обскурантизму. В этой работе заключается эффективность нашей дипломатии.

Помимо всего этого я прошу вас в первую очередь проявить больше интеллектуальной отваги и операционного упорства. Старайтесь не мыслить в установленных рамках. Я рассказал вам о моих убеждениях и жду, что вы поделитесь ими и будете эффективно работать для их реализации. Как бы то ни было, я считаю, что, помимо этого, вы должны нести в себе силу предложения, помогать руководству в Париже, министрам, правительствам и мне самому в переосмыслении меняющегося равновесия. Современная дипломатия — это дипломатия движения, и иногда мы оказываемся в позиционных войнах, которые мешают нам. Предлагайте, не бойтесь, выдвигайте каждый раз предложения. Добейтесь операционной эффективности, которая лежит в основе нашего доверия, чтобы формировать и продвигать инициативы в двустороннем и многостороннем плане, добиваться результатов. И считаю этот момент очень полезным. Эта смелая и подвижная дипломатия очень важна, если мы хотим восстановления. Как я уже говорил, мы взяли на себя обязательства, чтобы убедить американцев в том, что урегулирование проблемы международной торговли возможно не только с помощью торговых войн.

Но это сработает только в том случае, если у нас самих получится провести реформы Всемирной торговой организации. Я прошу вас быть не экспертами, а знатоками и друзьями народов, рядом с которым находитесь, изобретателями требующей обновления дипломатии. В новом мире эксперты, разумеется, необходимы, но если эксперты повсюду, все ориентировано на старый мир, потому что эксперты, по определению, являются экспертами в том, что уже существует. Поэтому мне нужны эксперты и знатоки в определенных вопросах, но в то же время друзья, дипломатические предприниматели и новаторы. Я считаю, что это не просто прихоть, а то, что на самом деле нам необходимо. Наконец, премьер-министр будет подробнее говорить с вами об этом моменте, в наших жизнях произошло немало перемен, но в какой момент мы проявляем наибольшую эффективность. В этом главное призвание французской дипломатии: все элементы французского государства вместе работают ради одной цели.

Мне прекрасно известно обсуждение того, должны ли экономические службы быть в МИДе или вне МИДа, вопросы климатической дипломатии и т.д. Я осознаю организационные и бюджетные последствия все этого. Но мне кажется, что ключевой момент в том, что мы должны быть эффективными. Если мы хотим быть эффективными, нам нужна Франция, которая говорит в один голос и наилучшим образом проявляет себя по всем вопросам. Поэтому мы должны выделить на это средства и вести командную игру. Как я только что говорил, нам нужны люди, которые объединяют, продвигают стратегию, окружают себя грамотными и эффективными специалистами. Если объединяющий человек не понимает тему, он бесполезен. Если у специалиста нет общей стратегии, он может быть опасен.

Раз у всех нас есть стремление выработать последовательную и эффективную стратегию, я думаю, что повышение организационной эффективности необходимо, если мы хотим заявить о себе в киберпространстве, космосе, по ключевым технологическим и промышленным стандартам, которые тоже лежат в основе дипломатии завтрашнего дня. Мне хотелось бы, чтобы в этой сфере мы тоже смогли проявить настоящие инновации. Глядя на других, мне кажется, что нам нужны такие организации, которые позволят со временем лучше понять народы, страны, региональные переходные процессы. Тем не менее для этого требуется настоящая организационная подвижность, потому что когда есть приоритеты, существует и проектные команды, которые могут направить все силы на проект. Иногда это подводит нас к пересмотру приоритетов. Нам не нужна армия, которая сформирована для позиционной войны, потому что нынешняя война опирается на подвижность. В этой связи нам следует пересмотреть сложившиеся у нас рефлексы. Кстати говоря, это касается не только дипломатии, а всего государства.

Как и вы, я поражен тем, что происходит в организационном плане. 95% всего бюджетного финансирования приходится на старые службы и приоритеты. На новые приоритеты идет всего 5%. Так не годится. Нам нужно быть более гибкими. Именно так, дамы и господа. Я многое сказал. Я не сказал обо всем, но после недавнего саммита G7, который стал впечатляющей демонстрацией эффективности нашей дипломатии, мне хотелось поделиться с вами рядом убеждений и представлений. Дамы и господа, у нас есть сильная и последовательная дипломатия. Я говорю об этом, потому что это не стоит забывать. Мы каждый раз демонстрировали, что нужно действовать. Мы можем гордиться, и я хочу вновь это подчеркнуть. У нас сильная армия и сильное государство, и считаю необходимым продолжить размышлять о нас самих.

Тем не менее, мне бы хотелось, чтобы эта сильная дипломатия служила только что упомянутой мной стратегической цели. Речь идет о том, чтобы вновь взять судьбу в свои руки в мире, который претерпевает глубокие изменения. Вернуть нашему народу должный контроль и придать второе дыхание продвигаемому нами проекту европейской цивилизации. В политическом, стратегическом, культурном и интеллектуальном плане. Дипломатия должна сыграть в этом ключевую роль. Новый гуманизм, который мы должны построить, должен быть в центре правительственной стратегии и нашей дипломатии. Каждый день я рассчитываю в этом на вас. Я буду настолько же требовательным, насколько признательным. В любом случае, я будут рядом с вами для того, чтобы Франция находилась в центре всех ключевых тем, чтобы наши граждане были повсюду эффективно представлены, а наши интересы и, что самое главное, ценности были защищены. Благодарю вас. Да здравствует Республика! Да здравствует Франция!
ПРОДОЛЖЕНИЕ

В переосмыслении ключевых отношений стоит в первую очередь отметить отношения с Россией. Я знаю, что многие из вас в своей карьере вели дела, в которых все подталкивало вас к недоверию к России, причем иногда справедливо. После падения Берлинской стены мы выстраивали эти отношения в недоверии из-за череды недопонимания. Я подхожу к пересмотру этих отношений без капли наивности. Но мне хотелось бы подчеркнуть несколько очевидных фактов. Мы находимся в Европе. Как и Россия. И если мы не сможем в какой-то момент сделать что-то полезное с Россией, то останемся в состоянии совершенно бесплодной напряженности. У нас сохранятся замороженные конфликты по всей Европе. Европа останется ареной стратегической борьбы между США и Россией. И мы будем продолжать видеть последствия холодной войны на нашей земле и не создадим условия для масштабного проекта восстановления европейской цивилизации, о котором я только что говорил. Потому что все это нельзя сделать без очень глубокого переосмысления наших связей с Россией.

[Spoiler (click to open)]
Кроме того, я считаю, что вытеснять Россию из Европы — это большая стратегическая ошибка. Дело в том, что мы подталкиваем Россию к изоляции, которая усиливает напряженность, или альянсу с другими крупными державами, такими как Китай, что совершенно не в наших интересах. В то же время нужно отметить, что наши отношения выстраивались на недоверии и задокументировали его. Кибератаки, дестабилизация демократий, современный российский проект, который носит глубоко консервативный характер и противостоит проекту Евросоюза… Корни всего этого уходят в 1990-е и 2000-е годы, когда произошла череда недопонимания, а Европа, безусловно, не сумела сыграть должную стратегическую роль и создалось ощущение, что она является троянским конем Запада, чья конечная цель заключается в разрушении России. В России в свою очередь сформировались представления с прицелом на разрушение Запада и ослабление Европейского союза. Мы пришли именно к этому. Об этом можно сожалеть, можно остаться в состоянии позиционной войны, но это не отвечает нашим интересам. Мы заинтересованы не в том, чтобы покаянно проявлять слабость по отношению к России, заявлять о необходимости забыть все прошлые разногласия и конфликты, во что бы то ни стало стремиться к потеплению. Нет. Но я считаю, что нам нужно кардинально пересмотреть грамматику этих отношений.

Я думаю, что нам следует построить новую архитектуру доверия и безопасности в Европе, потому что европейский континент никогда не будет стабильным и безопасным, если мы не добьемся мира и ясности в отношениях с Россией. Скажем прямо: некоторые из наших союзников не заинтересованы в этом. Кто-то подталкивает нас к введению все новых санкций, потому что это в его интересах. Хотя это наши друзья. Но это не в наших интересах. Я считаю, что для достижения только что заявленной мной цели — восстановление настоящего европейского проекта в движущемся к биполярной системе мире — совершенно необходимо сформировать общий фронт между Европейским союзом и Россией, задуматься о структурирующих сейчас Европу концентрических кругах и прийти к новым отношениям с Россией. Для этого нам нужно продвигаться вперед шаг за шагом, что я уже сказал на прошлой неделе президенту Путину в Брегансоне. Каждый день у вас будут аргументы в пользу того, чтобы не идти в этом направлении. Они будут появляться каждый день, потому что этому проекту будут постоянно угрожать силы с одной и другой стороны, в том числе с российской, потому что в спецслужбах и экономических кругах найдется немало тех, кто попытается устраивать нападки и провокации, постараются расшатать этот путь.

Мы должны быть непреклонными, когда под угрозой находится наш суверенитет и суверенитет наших партнеров. Тем не менее нам нужно стратегически рассмотреть пути сближения и создать для него необходимые условия. Речь идёт об урегулировании замороженных конфликтов на европейском континенте, переосмыслении всей системы контроля над обычным, ядерным, биологическим и химическим оружием. Взгляните на ситуацию, в которой мы оказались. В современной Европе тема вооружения была отдана на откуп договорам, которые были подписаны еще до окончания холодной войны между США и Россией. Разве так выстраивается Европа, которая осмысливает свою судьбу? Лично я так не думаю. Поэтому нам нужен диалог с Россией. Конец ДРСМД подталкивает нас к такому диалогу, потому что ракеты могут вернуться на нашу территорию.

Нам также нужно вместе задуматься о космической стратегии. Стоит отметить, что нам уже удавалось сделать это в нашей истории и, насколько мне известно, наши главные союзники в космической сфере не американцы. Нам также следует сообща поразмыслить над стратегией в киберпространстве, хотя до этого нам еще очень далеко.

Сегодня такие атаки носят каждодневный характер, но мы должны без какой-либо наивности говорить об этом в общественном пространстве, неустанно стремиться восстановить атмосферу доверия. Кроме того, нам нужна настоящая стратегическая дискуссия, чтобы сформировать условия для технологического суверенитета в промышленном плане — я считаю это очень важным. Ничто из этого нельзя назвать очевидным и простым, и перед вами каждый день будут аргументы против движения в этом направлении. Я прошу вас не поддаваться на провокации, всегда отстаивать наши интересы и суверенитет, оставаться сильными. В то же время я глубоко уверен, что нам нужно перетасовать карты в прямом и требовательном диалоге с Россией. Мне хочется, чтобы мы сформировали эту ось, поскольку она необходима для успешного достижения результатов и настоящей европейской стратегии.

Именно этим займутся министр Европы и иностранных дел и министр обороны, когда через несколько дней отправятся в Москву на встречу в формате 2+2. Именно это мы продолжаем с помощью стабильного диалога с президентом Путиным. Мы сформируем рабочую группу для прогресса по этой общей архитектуре. Разумеется, одна из главных тем для продвижения вперед в этом направлении касается нашей способности добиться прогресса по российско-украинскому конфликту, то есть по реализации Минских соглашений. В этой связи недавние дискуссии позволили наметить конкретные подвижки, которые приведут нас и канцлера Германии к тому, чтобы предложить в ближайшие дни новую встречу в нормандском формате.

Я понимаю, что у некоторых из вас, тех, кто сейчас слушает меня, могут возникнуть сомнения, но я прошу вас пойти по этому пути. Не из наивности, а потому, что искренне считаю его правильным. В качестве последнего аргумента я попрошу вас всех задуматься о том, какую стратегию может принять Россия сама по себе.

Взгляните на эту великую страну. Она вернула себе поле для маневра благодаря нашим слабостям. За последние пять лет Россия заняла исключительное место во всех крупных конфликтах. Это объясняется тем, что США, Великобритания и Франция оказались слабыми. Были намечены красные линии. Затем их нарушили, но мы ничего не предприняли. Русские прекрасно все поняли и продвинулись вперед. Нельзя пытаться кого-то вытеснить, будучи слабым. Нужно выбрать логику. Руководствоваться логикой силы в отношениях с соседом не отвечает нашим интересам. Россия максимизировала все свои интересы в текущих условиях: она вернулась в Сирию, Ливию, Африку, она участвует во всех кризисных ситуациях в связи с нашей слабостью и нашими ошибками. Но насколько устойчива такая ситуация? Мне так не кажется, и на месте России — нам всегда стоит ставить перед собой этот вопрос — я бы задумался. Эта великая держава, которая направляет такие инвестиции на вооружение и внушает нам такой страх, находится на уровне Испании в плане ВВП, имеет дело с демографическим спадом и старением населения, растущей политической напряженностью. Сколько это может продолжаться, как вы думаете? Думаю, что судьба России не в том, чтобы быть младшим союзником Китая. Поэтому нам нужно с помощью требующего больших усилий диалога и поставленных условий предложить стратегический вариант этой стране, которая, безусловно, поставит перед собой такой вопрос. Нам же следует подготовиться к этому и суметь продвинуться в этом направлении.

Кроме того, наша роль державы равновесия должна проявиться в Азии. Китай изменился, как и мир вместе с ним. Нам следует выстроить европейско-китайское партнерство в XXI веке. В рамках Европы нашей стране предстоит сыграть решающую роль в этой сфере вместе с Германией и Великобританией. Здесь нам уже удалось заложить важные вехи за последние месяцы, в частности во время визита китайского лидера в Париж, когда у нас впервые состоялся прямой, искренний и конструктивный диалог. При этом необходимо сделать упор на европейской стратегии. Китай проявил настоящий дипломатический гений, играя на наших разногласиях и ослабляя нас. Именно поэтому я решил впервые пригласить канцлера Меркель и председателя Юнкера на эту встречу, где мы впервые выработали настоящий стратегический план, не просто франко-китайский, а франко-европейский.

Я считаю необходимым систематически интегрировать этот европейский подход, работая по трем приоритетным направлениям. Прежде всего, это торгово-экономическая программа, которая вписывается в международные рамки, но позволяет добиваться полноценных результатов с точки зрения взаимности. Это слово зачастую избегают в данной сфере, но такова реальность, и наши предприятия прекрасно знают о ней. Нам предстоит защитить наши интересы в целом ряде отраслей - от мирного атома до авиастроения и агропромышленного комплекса.

Далее, это многосторонняя программа с упором на климат и биологическое разнообразие. Китай стал нашим союзником в этой программе, что повлекло за собой небывалые изменения. Коалиция по углеродному нейтралитету к 2050 году пережила небывалый момент, когда на полях саммита в Осаке министры иностранных дел подписали стратегический документ, в котором Китай вместе с нами взял на себя обязательства по этому плану, хотя еще за несколько недель до того у ряда европейцев были на этот счет сомнения. Наконец, отмечу евразийскую программу, которая нацелена на эффективное сближение китайской инициативы новых шелковых путей и европейской стратегии взаимосвязи. Этот процесс должен осуществляться с уважением и постановкой требований. Мы уважаем интересы и суверенитет Китая, но Китай должен в свою очередь в полной мере уважать наш суверенитет и единство. В такой перспективе европейская динамика очень важна. Десять лет назад мы допустили в этой сфере большие ошибки.

В своем подходе к урегулированию экономического и финансового кризиса Европа подтолкнула ряд государств к форсированной приватизации без европейского варианта и сама решила методично ограничивать свой суверенитет, передав часть ключевой инфраструктуры Южной Европы китайцам. Нельзя упрекнуть китайцев в том, что они проявили ум. Нужно упрекнуть себя в том, что мы проявили глупость. Не будем и дальше руководствоваться этой логикой. Я также прошу вас приложить все силы для формирования французской стратегии по индийско-тихоокеанской оси в дополнение к стратегии по Китаю.

Если мы хотим добиться уважения Китая, нам в первую очередь нужен европейский подход, о котором я уже говорил. Кроме того, нам необходимо взаимодействовать с региональными державами. Это крайне важно. Это означает, что нам нужно действовать как индийско-тихоокеанской державе. У Франции более миллиона граждан в этом регионе благодаря заморским территориям и более 8 000 солдат. Мы входим в число главных морских держав региона, относимся к числу тех немногих, кто проводят настоящие операции в Южно-Китайском море и океанах. До недавнего времени мы недостаточно активно пользовались этим во всех отношениях. Поэтому нам нужно вернуться в этот регион и в первую очередь действовать как входящая в него держава. При этом следует развивать альянс, который должен опираться не на конфронтацию, а на дополнение отношений с Китаем посредством индийско-тихоокеанской оси.

Я говорил об этом в прошлом году в Индии и Австралии. Наши партнеры в этом вопросе — это Индия, Австралия, Япония, Индонезия, Сингапур. В каждом случае сотрудничество развивается по разным осям, но в дополняющей друг друга логике. Нам нужно перевести эту индийско-тихоокеанскую программу в стратегическую сферу. Мы уже обозначили цели в военном плане, и министр представила их на встрече в Шангри-Ла несколько месяцев назад. Сейчас нам нужно определить задачи в дипломатическом плане и перераспределить наши силы, которые плохо приспособлены к этой задаче: речь идет о помощи в развитии, о наших инвестициях в этой зоне, которая не всегда была для нас приоритетной. Стоит также отметить, что мы не связали все программы между собой. Кроме того, мне хотелось бы, чтобы мы смогли поставить цели в экономическом, климатическом и технологическом плане. У нас есть в этой зоне важнейшие партнеры по климату, поскольку там много уязвимых государств. У нас также есть партнеры по важнейшему вопросу технологий, на котором я остановлюсь подробнее.

Если мы хотим обеспечить суверенитет в плане технологий и связи, нам нужно вести игру по индийско-тихоокеанской оси. Суверенитет подводных кабелей, сетей пятого поколения и прочих технологий будет опираться на эти географические альянсы, поскольку там существует ряд государств, которые боятся лишь одного: ситуации, когда подводные кабели и все технологии контролируются Китаем. Мы являемся союзниками в этой стратегии, и у них есть в этом плане настоящая взаимодополняемость и синергия планов с Европой. Таким образом, эта индийско-тихоокеанская ось обладает большой синергией с тем, что мы хотим сделать на национальном и европейском уровне.

Вот некоторые из больших географических осей, которые, как мне кажется, позволят нам сформировать державу равновесия в дополнение к уже упомянутому урегулированию кризисов.

Второй приоритет — это работа по формированию европейского суверенитета. Я уже неоднократно отмечал этот момент. Он занимает центральное место в европейском проекте, который разделяют со мной многие из сидящих в этом зале. Европейский суверенитет — не пустой звук. Я считаю, что мы допустили ошибку, слишком долго отдавая слово «суверенитет» на откуп националистам. Суверенитет — красивое слово. Оно перекликается с тем, что лежит в основе нашей демократии и нашей Республики. Речь идет о том, что суверенитет принадлежит народу. Именно он принимает решения. Но если мы потеряем контроль над всем, этот суверенитет ни к чему не приведет. Возникнет демократическая апория, в которой народ будет суверенно выбирать руководство, не имеющее возможности ни на что повлиять. Таким образом, задача руководства сегодня заключается в том, чтобы создать условия, в которых оно сможет влиять на свою судьбу и будущее народов, предпринимать ответственные действия.

На протяжении последних десятилетий Европа формировалась как выдающееся пространство открытости, дружбы, мира и размывания суверенитета. Мы — самый открытый и самый наивный рынок. Самый благожелательный. Вопреки тому, что говорили вчера некоторые из моих друзей, мы вовсе не является самым закрытым рынком в плане торговли или с других точек зрения. Мы забыли о нитях нашего суверенитета на европейском уровне. Мы не забыли об этом на национальном уровне в военном или экономическом плане, но нам следует кардинально переосмыслить ситуацию на европейском уровне, поскольку по многим темам выстраивать суверенитет можно только на нем. Речь идет о цифровой сфере, климате и т.д.

Этот европейский суверенитет подразумевает масштабный план, который находится в центре того, что председатель Европейской комиссии взяла из нашего плана в своем выступлении в Европейском парламенте, и того, что нам предстоит построить в ближайшие пять лет. Я убежден, что этот проект европейского суверенитета должен включать в себя Великобританию. Какими бы ни были итоги Брексита, мы непременно должны рассматривать наш суверенитет вместе с Великобританией. В военном и стратегическом плане, по всем вопросам. Речь, разумеется, идет о наших краткосрочных интересах, соблюдении правил, суверенитете и единстве Европы. Тем не менее у истории и географии есть свои реалии. Свой детерминизм. Нам нужно включить это в наши размышления. В любом случае, думать о европейском суверенитете необходимо.

Прежде всего, рассмотрим оборонный вопрос. Взгляните, какой путь был пройден за два года. У нас не было никакого прогресса по европейской обороне с 1950-х годов. Она была запретной и даже немыслимой. Мы можем достичь большего суверенитета в оборонной сфере, ни в чем не поступаясь нашим национальным суверенитетом, а также нашей стратегической и операционной автономией. Мы укрепили сотрудничество в оборонной сфере, создали европейский оборонный фонд и запустили европейскую инициативу по вмешательству. Чего я только не услышал, когда ровно два года назад предложил в Сорбонне эту европейскую инициативу по вмешательству. Вздор, французское безумие, ничего не получится. Я говорю вам об этом, чтобы подкрепить мой призыв действовать смелее. В итоге соглашение о европейской инициативе по вмешательству было подписано 14 июля этого года. В день нашего национального праздника государства-подписанты собрались за столом и на трибунах перед нашими согражданами и армиями. Там были Великобритания, Германия, все участники. Я призываю вас оценить значение этого события. Финляндия, Эстония и Греция теперь хотят присоединиться. О чем это говорит?

Это означает, что даже те европейские государства, которые вели себя предельно нервозно по оборонным вопросам и рассматривали свою защиту лишь в перспективе отношений с Россией или НАТО, теперь считают, что Европа вновь станет суверенной в оборонной сфере. Эта инициатива не ставит под сомнение НАТО, а дополняет ее, причем очень серьезно, поскольку предоставляет нам поле для маневра и стратегическую автономию. Я считаю необходимым этот суверенитет в военном плане, в том числе с точки зрения напряженности в контроле над вооружениями, о которой я только что говорил.

Суверенитет подразумевает и необходимость задуматься о наших границах. Я только что упоминал демографические и миграционные вопросы. У нас должна быть возможность лучше защищать наши границы. В этом плане я тоже прошу вас задействовать все силы. Европа переживает с 2015 года небывалый миграционный кризис, причины которого с тех пор сильно изменились. Речь идет о геополитическом кризисе на Ближнем Востоке, глубоком дисбалансе ситуации в Африке и ливийском кризисе. Сегодня нам нужно отойти от ситуации, когда нам приходится экстренно решать все новые миграционные проблемы. Нам следует сформировать эффективный механизм на основании того, о чем мы договорились в июле в Париже с УВКБ и МОМ, с опорой на работу министров иностранных дел и внутренних дел. Нам нужно быстро вернуться к фильтру, который мы задействовали в Париже в августе 2017 года и который позволил добиться результатов.

ПРОДОЛЖЕНИЕ...
Продолжу начатое многими и выложу полностью. Это, на мой взгляд, многократно того стоит.


Выступление Эммануэля Макрона на совещании французских послов:

Уважаемые президенты,

Уважаемый премьер-министр

Уважаемые министры,

Уважаемые парламентарии,

Уважаемые послы,

Дамы и господа,

Дорогие друзья,

Я много колебался перед тем, как прийти сюда сегодня, чтобы произнести эту речь перед вами. Несмотря ни на что мне хотелось следовать традиции, но я сомневался, не лучше ли было остаться на саммите «семерки», который недавно подошел к завершению. Я боялся быть не на высоте тех результатов, которых нам с вами удалось коллективно добиться. В любом случае, мне кажется, что время, проведенное с вами перед той работой, которую вам предстоит проделать, все равно имеет значение. Прежде всего, мы уже в третий раз встречаемся с вами в этом формате, и эта встреча особенно важна с учетом преемственности, саммита «семерки», который состоялся во Франции.
[Spoiler (click to open)]
[...]

Я также считаю, что этот саммит стал последовательной частью нашей стратегии, которая заключается том, чтобы вернуть Францию в центр дипломатической игры — я вернусь к этому чуть позже — и является продолжением того, о чем я говорил вам на протяжении двух лет. Перед тем, как прийти сюда на встречу с вами я перечитал за последние дни два моих прошлых выступления перед послами. Они всегда опираются на следующий триптих: безопасность, суверенитет и влияние. Он, безусловно, остается в силе, и вся проделанная за последние два года работа в сфере борьбы с терроризмом и всех прочих областях дает все более ощутимые результаты. Мне кажется, что стратегия, которую мы реализуем на протяжении двух лет, является последовательной, что, кстати говоря, проявилось и на недавнем саммите. Эти выступления также подтолкнули меня к тому, чтобы быть скромнее, поскольку многое из того, что мы планировали еще два года назад, до сих пор находится в работе, и многое из того, что мы озвучивали два года назад, к сожалению, до сих пор остается в силе, будь то Сахель, кризис в Ливии и прочее.

При всем этом меня поразила одна вещь, которой мне хотелось бы поделиться с вами перед тем, как вдаваться в детали. Все увязано друг с другом. Премьер-министр чуть позже будет говорить с вами о преобразованиях, которые были осуществлены во Франции правительством, и их смысле, а также связях с дипломатической деятельностью. Меня каждый день поражает то, что для нас как граждан ваша работа становится все важнее. Я думаю, что в этом заключается душа нашей страны, однако перемены в мире тоже способствуют этому. К сожалению, мы видели в нашей стране (и осуждали это), как представители государства оказались под ударом из-за подписания торгового соглашения с Канадой. Наша страна ощущает гордость, когда мы принимаем весь мир и добиваемся ощутимых результатов, как вчера. Я убежден, что отношение к миру во многом определяет нацию. Поэтому мне хотелось бы рассматривать нашу дискуссию не как какой-то изолированный элемент, а как логичную часть того, что мы делаем. Речь идет о социальных, экономических и климатических вопросах — все это тесно связано между собой.

Поэтому в первую очередь мне бы хотелось поделиться с вами своего рода общей картиной мира и его проблем, а также очертить в этой связи наши приоритеты. Дело в том, что именно они должны определять нашу работу во Франции, в Европе и на международной арене. Мы все живем в одном мире, и, как вы знаете еще лучше меня, международный порядок переживает небывалые потрясения. Если позволите, я бы выделил большое потрясение, которое, без сомнения, наблюдается впервые в нашей истории практически во всех областях и отличается поистине историческими масштабами.

В первую очередь, это геополитические и стратегические преобразования и перестановки. Мы определенно являемся свидетелями конца западной гегемонии в мире. Мы привыкли к международному порядку, который полагался на западную гегемонию с XVIII века. Эта гегемония была, видимо, французской в XVIII веке благодаря Просвещению, безусловно, британской в XIX благодаря промышленной революции и, логично, американской за счет двух мировых конфликтов, а также экономического и политического доминирования этой державы. Все меняется. Ситуация серьезно изменилась из-за ошибок Запада в ряде кризисов, из-за решений Америки на протяжении нескольких лет — они, кстати говоря, начались не с нынешней администрацией. Все это заставляет задуматься об определенных последствиях в конфликтах на Ближнем Востоке, а также переосмыслить военно-дипломатическую стратегию и даже составляющие солидарности, которую мы считали нерушимой и вечной. Она была сформирована в четко определенные геополитические моменты, которые, кстати, с тех пор претерпели изменения.

Далее, нужно отметить появление новых держав, значение которого мы долгое время недооценивали. Прежде всего, речь идет о Китае, а также о российской стратегии, которая, нужно сказать, реализуется последние годы с большим успехом — к этому я тоже вернусь чуть позже. Индия тоже набирает силу и становится не только экономической, но и политической державой, которая рассматривает себя как настоящее государство-цивилизацию. Она не только изменила международный порядок и заявила о себе в экономике, но и переосмыслила политический порядок и связанные с ним представления. Она проявила гораздо больше сил и вдохновения, чем есть у нас. Посмотрите на Индию, Россию и Китай. Ими всеми движет гораздо более сильное политическое вдохновение, чем есть сегодня у европейцев. Они смотрят на мир с настоящей логикой, настоящей философией и представлениями, которые мы потеряли в определенной степени. Все это очень сильно изменило расклад и смешало карты. Я также имею в виду подъем Африки, который подтверждается с каждым днем и тоже ведет к масштабным перестановкам. Позднее я подробнее остановлюсь и на этой теме.

В рамках этих больших перемен мы сталкиваемся с геополитическими и военными потрясениями. В нашем мире растет число конфликтов, и я вижу два основных фактора риска. Первый заключается в том, что конфликты приводят к растущему числу жертв среди мирного населения, тогда как их природа меняется. Взгляните на театры боевых действий по всему миру. Второй момент, это растущая дикость. Порядок, в котором мы были уверены и на который опирается наша организация, исчезает. Участники отказываются от договоров по контролю вооружений, которые существуют с окончания холодной войны. Все это должно вызывать у нас серьезные вопросы. Прежде всего, нам нужно понять, что наши привычки и данности больше не имеют смысла. Далее, мы должны задуматься о нашей собственной стратегии, потому что две страны, у которых сегодня есть настоящие карты на руках — это США и Китай.

Нам предстоит сделать выбор насчет этой великой перемены, великого перелома: будем ли мы младшими союзниками той или другой стороны? Или чуть-чуть одного и чуть-чуть другого? Или же мы будем пытаться вести свою собственную игру и оказывать влияние?

В настоящий момент мы переживаем небывалый кризис рыночной экономики. Мне кажется, что этот кризис не менее важен, чем то, о чем я сейчас говорил, и даже накладывается на него. Эта рыночная экономика, которая была придумана в Европе и для Европы, постепенно сбилась с пути за последние десятилетия.

Прежде всего в ней произошла глубокая финансизация. Лежавшая в основе сформированного нами равновесия рыночная экономика — в некоторых теориях отмечалась даже социальная рыночная экономика — стала экономикой накопительного капитализма. В её рамках финансизация и технологические преобразования привели к большому сосредоточению богатств в руках «чемпионов», то есть талантливых людей в наших странах, а также добившиеся успехов в глобализации больших метрополий и стран. Как следует из теории сравнительных преимуществ, и в соответствии с тем, что мы все старательно учили, рыночная экономика до недавнего времени обеспечивала распределение богатств и прекрасно работала на протяжении десятилетий, добившись небывалого в истории человечества свершения: сотни миллионов людей по всему миру смогли выбраться из бедности.

Теперь процесс обратился вспять и ведет к неравенству, с которым больше нельзя мириться. Мы ощущаем это в нашей экономике. Франция очень остро переживала это за последние месяцы, но все это существует уже не первый год, причем по всему миру. Эта рыночная экономика формирует небывалое неравенство, которое приводит к глубоким переменам в нашем политическом порядке. В первую очередь, пошатнулась сама легитимность этой экономической организации. Как объяснить гражданам, что организация — хорошая, если они не находят в ней свое место?

Кроме того, всё это ставит под вопрос равновесие наших демократий. Дело в том, что с XIX века мы живем в сбалансированной системе, в которой личные свободы, демократические структуры и стабильный рост среднего класса с рыночной экономикой были своего рода треногой, удерживающей наш прогресс. Если средний класс, который представляет собой ядро наших демократий, больше не видит себя в них, у него возникают сомнения и вполне понятная тяга к авторитарным режимам, нелиберальным демократиям или критике экономической системы. В любом случае, речь идет о масштабных сменах парадигмы, о которых мы не задумывались до недавнего времени. Этот кризис может привести к закрытиям: некоторые проводят их, но Франция не стала делать этого весной 2017 года. Как бы то ни было, соблазн все еще есть.

Именно поэтому нам следует хорошо задуматься о пересмотре равновесия в этой системе, которая касается не только Франции, но и Европы и всего мира. Нужно понять, как мы можем добиться открытости — я считаю ее необходимой и полезной для нашей страны, соответствующей нашим ценностям и ДНК — обретя при этом в ней должную часть контроля. В конце концов, то, что сторонники Брексита предложили британским народам, звучало очень правильно: возвращение контроля над нашими жизнями, нашей нацией. Мы должны понимать это и уметь действовать в рамках открытой нации. Возвращение контроля. Прошло то время, когда гражданам описывали блага переноса производства. Все это в порядке вещей, так будет лучше для вас. Рабочие места уйдут в Польшу, Китай и Вьетнам, а вы получите… Лично я уже не могу это объяснить. Другими словами, мы должны найти средства, чтобы заявить о себе в глобализации, а также переосмыслить международный порядок. Я осознаю масштабы того, о чем говорю, и понимаю, что все это не случится за день. Но я убежден в необходимости такого мышления и инициативы на уровне Франции и Европы. В противном случае мы рухнем.

Третья большая перемена, которую мы наблюдаем в современном мире, это, без сомнения, технологическая революция. Это небывалое явление. Интернет, социальные сети, искусственный интеллект… Это в первую очередь небывалая глобализация ума, набравший невероятную скорость технический прогресс. В то же время это глобализация представлений, эмоций, насилия, ненависти, это вносит большой вклад в одичание мира, которое мы наблюдаем каждый день. Это касающееся наших демократий глубокое антропологическое преобразование, а также новое пространство, которое формируется на наших глазах и требует переосмысления правил, находящийся на этапе становления международный порядок. Я уверен, что эта технологическая революция ведет не только к экономическому, но и антропологическому дисбалансу. Нам нужно осмыслить его и принять соответствующие меры. В противном случае у нас будет порывистая дипломатия, которая рискует быстро стать несостоятельной. Стоит отметить, что другие поняли это раньше нас. И сделали это инструментом дестабилизации демократий и влияния.

Наконец, поговорим о большом экологическом преобразовании. Я убежден, что его темпы только растут. Мы осознали это еще несколько лет назад, и Франция проводила активную экологическую дипломатию, результатами которой стали Конференция по климату в Париже и парижские соглашения. Мы видим, что этот вопрос сегодня набирает обороты, будь то потепление климата или борьба за биологическое разнообразие. Все у
коряется, потому что последствия нашего коллективного бездействия в прошлом сегодня проявляются в наших обществах, экономиках и по всему миру. Всё укоряется, потому что наши граждане в гораздо большей степени осознают ситуацию и требуют от нас действий. Все укоряется, потому что последствия этой большой перемены у нас перед глазами каждый день. Эти последствия представляют собой настоящие геополитические кризисы. Изменение климата, масштабные экологические потрясения ведут к серьезному нарушению регионального баланса, к масштабным миграционным явлениям. Они уже ускорили большие демографические изменения, которые выводят из равновесия мир. Вам все это известно. Но я думаю, что нам следует поставить все это в перспективу не просто для констатации фактов, а чтобы понять, как нам правильно действовать в данный момент.

Слова — это одно, но какую роль мы будем играть? Мы можем быть зрителями, комментаторами. И я могу остановиться на том, что уже сказал. И заявить, что мы продолжим те же действия во Франции и ту же дипломатическую работу. Это стратегия осторожности и сохранения привычек, потому что можно продолжить идти по этому пути, не считая его осторожным. Вне зависимости от того, о ком идет речь, предпринимателе, дипломате, министре, президенте, военном, любом человеке в этом зале, если мы продолжим действовать, как раньше, то окончательно потеряем контроль. А это будет означать исчезновение. Я могу с уверенностью вам об этом заявить. Нам известно, что цивилизации исчезают, как и страны. Европа исчезнет вместе с распадом этой западной эпохи, и мир будет выстраиваться вокруг двух больших полюсов: США и Китая. У нас будет выбор между доминированием двух сил. Мы можем сделать вид, что обо всем забыли. Мы прекрасно умеем это делать. Мы уже очень давно поступаем так по многим вопросам. Мы скажем, что у нас есть суверенитет. Мы будем бороться за сохранение рабочих мест в стране с помощью шатких компромиссов с группами, над которыми мы уже совершенно не властны. Мы попытаемся провести экологическую политику в стране и на континенте, но для нее будет уже слишком поздно, поскольку ситуация выйдет из-под контроля. Это путь большого падения.

Существует другая стратегия: приспособление. Она заключается в следующем: нужно двигаться быстрее в меняющемся мире. Мы попытаемся принять какие-то туманные меры по экологии, но нам нужно приспосабливаться к ускоряющемуся порядку, проводить реформы просто для того, чтобы нагнать других, не пытаясь на самом деле ничего изменить и ни на что повлиять. Это промежуточный сценарий, который, как мне кажется, приведет нас к тому же результату, но при этом еще вызовет резкую реакцию, отторжение населения, потому что наша страна не любит приспосабливаться. Мы не хотим менять мир, чтобы нам не пришлось приспосабливаться, ведь мы не любим это делать.

Я считаю, что цель Франции в соответствии с необходимостью настоящего времени состоит в том, чтобы повлиять на мировой порядок с имеющимися у нее на руках картами, не уступать року, а попытаться построить новый порядок, в котором нашлось бы место не только для нас, но и для наших ценностей и ключевых интересов. Я верю только в смелую стратегию, стратегию риска. Это означает, что не все, что мы делаем и сделаем, обязательно окажется успешным. Найдется немало комментаторов, которые скажут, что в определенные моменты это не работает. Это не важно. С учетом всего упомянутого, отказаться от попыток сегодня равносильно смерти. Отважная и дальновидная стратегия в том, чтобы попытаться найти в нынешних условиях то, что является глубинной чертой французского духа, и переосмыслить коренные основы европейской цивилизации. Мне кажется, что именно такой должна быть задача нашей страны в нашей европейской и международной стратегии.

Французский дух — это дух сопротивления и стремления к всеобщности. Дух сопротивления означает нежелание поддаваться року, приспособлению, привычкам. Он означает, что если что-то несправедливо, мы можем принять меры, поэтому что даем себе средства, чтобы стать сильнее, проводим для этого экономические реформы, наращиваем экономическую и производственную мускулатуру. Нужно менять вещи, не поддаваясь окружающему порядку, вернуть наши истинные ценности. Я считаю, что Европа всегда характеризовалась настоящим гуманизмом, который проходит красной нитью через нашу судьбу. Я говорю об этом, потому что это уже не считается очевидным фактом. Если мы продолжим двигаться по пути к обвалу и рассматривать мир, так как я это описал, европейский гуманизм исчезнет.

США находятся в западном лагере, но не несут в себе того же гуманизма. Они иначе относятся к вопросам климата, равенства и общественного равновесия. Существует примат свободы, который глубоко характеризует американскую цивилизацию и объясняет наши отличия, несмотря на прочные союзнические связи. У китайской цивилизации, мягко говоря, несколько иные коллективные предпочтения и ценности. Мы — единственное геополитическое пространство, которое поставило человека с большой буквы Ч на центральное место в своем проекте в эпоху Возрождения, Просвещения и всякий раз, как нам приходилось переосмыслить себя. Мне кажется, что с учетом этих потрясений, именно в этом заключается проект, который является нашим и должен вновь им стать. Он предполагает требования по отношению к нам самим и к другим по ключевым экономическим, промышленным и климатическим вопросам.

Необходимо также переосмысление образовательного, производственного, социального и экологического проекта в нашей стране. Именно это мы сейчас пытаемся сделать, но мы не сможем сделать это в одиночку, поскольку, хотя социализм в историческом плане действительно не работает в одной взятой стране, гуманизм в одной взятой стране тоже не продержится долго. Нам нужно растить плоды в Европе и на международной арене. Именно здесь должна проявиться последовательность нашего проекта. Именно гуманизм лежит в основании плана правительства. Речь идет о новых усилиях в гуманитарной сфере на основании проекта в образовании, социальной сфере и здравоохранении. Нужны реформы, которые позволят нам получить настоящий производственный проект и провести необходимый переходный процесс в экологии. Я глубоко уверен, что мы должны руководствоваться именно этими целями.

Я принимаю мою роль в этой коллективной работе и осознаю незавершенность моих заявлений по этому вопросу. Как бы то ни было, нам нужно воссоздать на этой основе коллективный нарратив и представления. Именно поэтому я убежден, что наш проект следует признать проектом европейской цивилизации. Проект европейской цивилизации не может продвигать вперед ни католическая Венгрия, ни православная Россия. Мы же отдали инициативу двум этим лидерам. Я говорю об этом с большим уважением. Послушайте выступления в Венгрии или России: у этих проектов хватает различий, но они несут в себе культурную и цивилизационную жизненную силу, которую я лично считаю ошибочной, но вдохновляющей.

Поэтому нам нужно найти с помощью европейского проекта, который я также считаю глубоко французским проектом, вдохновляющую силу для нашего народа. Это дух Возрождения, дух Просвещения. Это глубинный дух французского гуманизма, который мы несли вперед и осмысливали, и который нам теперь предстоит переосмыслить. Что это означает? Это означает, что часто упоминаемые нами темы не должны быть исключительно техническими вопросами. Они должны способствовать формированию представлений, настоящего цивилизационного проекта, в самом центре которого вновь стоит человек. Разумеется, я осознаю масштабы такого проекта, но считаю важным поделиться с вами моими убеждениями, потому что именно это должно питать наши действия и пространство на каждодневной основе. В рамках наших новых альянсов этот проект, безусловно, подразумевает требования с точки зрения человеческого достоинства. Те, кто сегодня с угрозой для жизни защищают по всему миру право на свободу, смотрят в нашу сторону. Когда я говорю о европейском цивилизационном проекте и французском проекте, я хочу сказать именно это. Мы вновь нащупали суть этого требования по всему миру без ущерба для суверенитета любой страны.

Необходимо защищать силу и жизнеспособность прав человека, которые ослабли за последние годы. Мы пришли к тому, что Дэвид Милибэнд назвал на одной из недавних конференций эпохой безнаказанности. 20 лет назад мы бы сказали, что права человека это процесс неостановимый и что все автоматически должны прийти к демократии и тем же ценностям, что и мы. Взгляните, в какой ситуации мы сейчас оказались. В ряде стран, в том числе и в Европе, наблюдается регресс прав и независимости правосудия, угрозы для правозащитников. Взгляните, какая ситуация складывается повсюду в местах боевых действий. В таких условиях на нас лежит обязанность — я верю в наши силы — оживить дух Просвещения, то есть выдвигать новые требования в сфере прав человека для повсеместной защиты наших демократий и ценностей. Нужно бороться с безнаказанностью, защищать мирных жителей и гуманитарных работников в местах боевых действий, обеспечить повсюду безопасность правозащитников, внести вклад — как мы сделали несколько недель назад — в формирование интернета, который уважительно относится к демократии, свободам и равновесию. Как бы то ни было, защита европейской цивилизации и продвижение этой цели у нас и в мире предполагают в наших основополагающих дипломатических действиях образовательные, климатические и демократические устремления, переосмысление глубинного равновесия рыночной экономики — чем мы уже начали заниматься — и культурный проект, который является сердцевиной этой программы и этого духа.

Для этого мне бы хотелось, чтобы в ближайшие месяцы и в продолжение того, что делается на протяжении вот уже двух лет, мы могли бы действовать по пяти приоритетным направлениям. Я не стану охватывать все геополитические поля и все темы. Не сердитесь на меня и не думайте, что молчание означает отсутствие интереса. Коллективное равновесие заслуживает пристального внимания, причем, боюсь, уже слишком давно. Таким образом, хочу еще раз подчеркнуть, что этот список не является исчерпывающим, однако существует пять важных вещей, которые мне хотелось бы вам сказать после краткого объяснения того, как я вижу этот мировой порядок и нашу задачу в этих условиях.

Я искренне верю, что для достижения данной цели в нынешнем беспорядке нам нужно играть нашу роль, роль державы равновесия. Быть державой равновесия, значит, действовать в соответствии с нашим статусом великой экономической и промышленной державы, пусть даже за последние десятилетия у нас были потери по многим аспектам. Нам нужно вернуть упущенное, и мы должны это сделать, чтобы остаться такой державой. В этом суть нашей национальной и европейской программы, и мы по-прежнему остаемся военной и дипломатической державой. Мы, безусловно, становимся первой европейской армией с точки зрения утвержденных инвестиций по военной программе, качества наших солдат и привлекательности нашей армии. Сегодня ни у кого в Европе нет таких сил, и никто не принял решение о таких стратегических и людских инвестициях. Это важнейший момент в плане влияния. Мы также остаемся великой дипломатической державой, постоянным членом Совета безопасности, занимаем центральное место в Европе и во многих коалициях.

Но когда я говорю, что мы должны быть державой равновесия, это означает, что у нас должны быть определенная свобода игры, мобильность, гибкость. Мы как держава ни на кого не равняемся. Я хочу особо это подчеркнуть. У нас есть союзники, мы — европейцы и должны работать с нашими европейскими партнерами и уважать их. У нас есть союзники в каждом регионе мира и важный союзник в лице США в стратегическом и военном плане. Тем не менее, если говорить просто, мы не та держава, которая непременно считает врагов наших союзников нашими врагами и запрещает себе говорить с ними. Я считаю, что в этом сила Франции. У нас должна быть наша собственная стратегия, потому что эта стратегия стоит на службе наших интересов и нашей эффективности в мировом сообществе, как показали последние недели и последние дни.

Мы должны играть роль державы равновесия в крупнейших кризисах и конфликтах. Сейчас не буду перечислять их все. И поговорю только об одном: Иране. Мы видели это в последние дни в Биаррице, создав необходимые условия для снятия напряженности. Министр иностранных дел и министр экономики и финансов активно участвуют в этом процессе и провели за два дня прекрасную работу — после нескольких недель и даже месяцев инициатив — чтобы не просто повлиять на ситуацию, а создать условия для снятия напряженности и поиска решения. Что касается Ирана, как всем нам известно, Франция не была инициатором СВПД. Она даже оправданно ужесточила его условия в 2015 году. Но после подписания договора мы оказались в такой ситуации. Его инициатор решил выйти из него, а возникшие между нами разногласия могут привести к эскалации в регионе с ужасными результатами. Я считаю, что наша роль в конфликте подобного рода заключается в том, чтобы обеспечить последовательность великих держав. Именно это мы сделали в ходе саммита G7, выделив два четких посыла, которые были впервые приняты всеми.

Никто за столом G7 не хочет, чтобы у Ирана когда-либо было ядерное оружие, и все выступают за стабильность и мир в регионе. Это означает, что все воздержатся от действий, которые могли бы угрожать этому миру и безопасности. С другой стороны, мы приняли меры для того, чтобы активнее вовлечь Иран в переговоры и избежать эскалации в связи с отсутствием диалога двух главных сторон. Мы добились первых результатов. Они хрупки, и на их счет следует проявить предельную осторожность, но они позволяют наметить путь в двусторонних переговорах с Ираном с возможностью экономических и финансовых компенсаций, а также дополнительных требований. Они позволяют — по крайней мере, в краткосрочной перспективе — добиться снижения напряженности и создать условия для полезных встреч. Мы сделали это при поддержке наших европейских партнеров, и в полной мере играем роль державы равновесия. Для того чтобы эффективно играть эту роль в ключевых конфликтах или так, как мы это сделали за столом «семерки», нам нужно, если так можно сказать, очертить такую форму необходимой независимости нашей дипломатии и стратегической автономии, которая предполагает глубокое переосмысление отношений с рядом держав.

Я знаю, что, как сказали бы некоторые иностранные теоретики, у нас тоже есть глубинное государство. Поэтому бывает, что президент Республики делает некие заявления, отправляется в поездки и что-то говорит, но тут возникает коллективная тенденция: «Он это говорит, но мы-то знаем правду и продолжим делать то, что делали всегда». Рекомендую вам не идти по такому пути. Прежде всего, он неэффективен с коллективной точки зрения, поскольку дискредитирует слово президента Республики и, следовательно, слово всех тех, кто его представляют. Но самое главное в том, что он лишает нас возможности действовать.

ПРОДОЛЖЕНИЕ..

Шпион, выйди вон!



Кто играет фигурами, подобными Сноудену, и зачем.


Исходя из некоторого информационного шлейфа, идущего за Эдвардом Сноуденом, особенно на Западе, и в поддержание этого задаваемого тренда, настоящая статья вполне могла бы начинаться вот так:
[[Человек, пользующийся защитой российского государства, нашедший тёплый приём в нашей стране, продолжает гадить в приютившем его доме! Ещё год назад в интервью немецкой газете Süddeutsche Zeitung, он с наглой сытой мордой лица, находящейся в полной безопасности и комфорте, заявлял: «Как известно российскому народу, российское правительство во многих отношениях коррумпировано. Я думаю, что россияне чувствуют себя бессильными».
Так он ответил на ехидный вопрос немецких журналистов, поголовно сидящих на Соросовских грантах, о гражданской активности в стране, «которая широко известна нарушением прав человека». «Русские не наивны, они знают, что нельзя доверять государственному телевидению. Русские сердечны и умны. Проблема в правительстве, а не в людях». А ещё добавил, что хоть никогда и не встречался с Владимир Владимировичем, но «определенно не согласен» с принципами работы главы РФ.

В свежем интервью The Guardian, он всё равно умудряется
оттоптаться на нас с вами, заявляя, что ему помогло то, что Россия рассматривала его, как полезную рекламу:
«Страна, чьи политические проблемы легендарны, о чьих проблемах с правами человека мы слышим каждый божий день, наконец, каким-то образом умудрилась иметь одно светлое пятно в своей истории прав человека ... зачем им отказываться от этого?» Это он так о себе, любимом, что он, мол, единственное белое пятно в нашей истории!

А ведь этот герой западных СМИ, да и некоторых введённых в заблуждение российских граждан, даже не соизволил сотрудничать с нашей разведкой! Ещё и умудряется критиковать нашего президента, спасшего его от неминуемой гибели в США, через предоставление убежища! А не пойти ли ему туда, где его так заждались?
И, слава Богу, этот иждивенец заново просит через СМИ политического убежища во Франции – туда ему и дорога! Как гласит хлёсткое название известного шпионского боевика – «Шпион, выйди вон!»]]

Ну что, вполне себе материальчик, замешанный на праведном гневе и даже, судя по всплескам в соцсетях, нашедший бы некоторое количество сторонников. Но какой-то в нём диссонанс. Некое многими интуитивно прочувствованное противоречие. Действительно, разве мы похожи на доверчивых янки, в большинстве своём полагающих, что всё «что написано на заборе – правда»? Разве великодержавный снобизм, как у англичан, застилает нам глаза? Разве не было у нас советского опыта «кухонных посиделок» и десятилетиями привитого умения «читать между строк»? Не нас ли пестует божественное провидение в лице российского Демиурга, прививая нам природную смекалку и остроту недоверчивого ума?
А тут ещё «умные посты, вывернутые для маскировки кошачьим мехом вверх» - по выражению Пелевина. Естественно, не раскрывая определённые секреты, можно было ограничиться материалом выше. С другой стороны, аудитория данного уважаемого ресурса всё-таки не центральное телевидение или «независимый» яндексовский новостной агрегатор. Мы минимально рискуем выдать на-гора «по секрету всему свету», навредив готовящимся спецоперациям, а потому продолжим.
Неужели можно наивно кивать в такт западной аудитории, что один единственный человек смог обмануть все разведки мира, благополучно и виртуозно обведя их вокруг пальца? Верить «адвокатскому сообществу» и самому Эдику, что, мол, пытались вербовать злодеи, но мы-то не таковы! И что это за «независимое адвокатское сообщество» в лице Кучерены, через которое решается – выходить на контакт, или нет, давать интервью или не стоит, когда нужна непосредственная охрана, а когда просто мышка-наруЖка! Очень напоминает уважаемого мной Медведчука, будущего Богдана Хмельницкого, работавшего адвокатом при следственном изоляторе КГБ УССР.
Недаром наши классики говорят, что «если звёзды зажигают – это кому-то нужно» и пошли ещё год назад такие «неблагодарные» вбросы от Эдички. А как вы хотите?
Думаете на такую фигуру у нас нет далеко идущих планов? Зная наших разведчиков, можно предположить, что все козыри из рукава, в связи со Сноуденом, они уже выложили? Никто не понимает, что это за ферзь и как им можно играть в дальнейшем, подняв на флаг «борьбы с тоталитарным глобализмом» и «всесильностью разведок»? Ведь уже тогда, по свежим следам, его рейтинг в США был fifty-fifty, половина считала его не предателем, а «светлым эльфом-освободителем» и постепенно, с годами, идёт уверенный набор веса в его сторону.
Как он ещё должен себя вести по всем правилам разведки, как не открещиваться от «кровавого мордора», резать правду матку о нём и не забывать об авторитарном тиране! Надо лить и лить в уши западной аудитории, подсаженной на определённые стереотипы.

И сейчас его «вдруг» стало много и у нас, и в западных медиа. Конечно же, всё дело в книжке, только в ней! Он её писал много лет и вот «именно сейчас» настал момент к её опубликованию, и пошла серия интервью. Случайно, конечно же, совершенно случайно (как говорят в котовой среде), это всё совпало с «его предложением» уехать из душноватой России на более проветриваемый Запад. И, опять же, совершенно случайно, такая просьба находит отклик на самом высоком уровне во Франции. И всё это никоем образом не связано с недавней поездкой туда Владимира Путина, результатами которой, по всем косвенным признакам, он был чрезвычайно доволен, а Макрон после неё запел, ну совершенно не свойственные западному лидеру «песни о главном».
Впереди накал борьбы за кресло в Овальном кабинете. Автор уверен, за кем оно окажется, но это не значит, что всё произойдёт само собой и не без нашего опять участия. Ой! Что, сказал «опять»? - ну простите, оговорился, с языка слетело – такого не должно было случится, это всё домыслы и не правда.
Есть огромная вероятность, что в этом придётся поучаствовать и нашей фигуре. Да и двигать её на территорию Штатов в политический сектор желательно через другие клетки, дабы вообще дистанцироваться – мы же, как вы все понимаете, тут абсолютно не причём. Если начать «ходить Сноуденом» с территории России, то это уже совсем будет не комильфо. А впереди у него много интересного. Вон, книжка бестселлером стала и все её пиарят – и Госдеп, и Трамп. Косвенно, конечно, но без них таких тиражей Эдик бы не увидел. Пожелаем же ему удачи в начале такого тернистого и длинного политического пути во славу будущего планетарного величия России!
(Размещаю здесь полный вариант того, что уже опубликовал с некоторыми сокращениями - http://www.iarex.ru/articles/68882.html)




И один сильный Ангел взял камень, подобный большому жернову, и поверг в море, говоря: с таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его. (Откр 18:21)


Когда-то в далёком уже 2007 году никому не известный аналитик из Томска выдал безупречный в своей логике анализ происходящих в мировой финансовой системе процессов, предсказав потрясения 2008-го и экстраполировав всё до окончательного дедлайна в 2010-м.
Для того времени он был чуть ли не единственным, кто дал такую детальную раскладку реальных процессов, кроящихся за внешними движениями рынков и всё им изложенное было поистине революционно. Тем паче, грянувший через год кризис полностью вписался в нарисованную им картину. Это, кстати, хорошо подтверждает расхожее мнение о том, что на Западе не осталось экономических теоретиков, способных трезво и не зашоренно раскрывать происходящее, вне установленных ими же рамок и категорий. Математик и программист по образованию, со знанием языка и умением работать со всевозможными первоисточниками, Михаил Муравьёв, ака Авантюрист, просто как хобби в 2006 году увлёкся этой темой и меньше чем через год выдал на-гора свой талантливый взгляд на положение дел.
Поднятая им волна породила массу приверженцев и поклонников описываемой им картины и выкристаллизовалась в небезызвестном, почти одноимённом с его ником, мощном и до селе здравствующем сетевом ресурсе. Ну а его талант был по достоинству оценён в определённых ээээ.. госструктурах. Переход в оные требует прекращения любой публичной деятельности (он выступал, участвовал в семинарах и читал лекции), а также абсолютного и бескомпромиссного сетевого забвения далеко не только на порождённом им ресурсе, но и во всех соцсетях и мессенджерах.
У вашего покорного слуги, имевшего счастье на самых ранних этапах ознакомиться с его трудами, несмотря на полное принятие его экономических выкладок, всегда оставалась некая червоточина относительно выставленных им временных рамок. Теоретическая безупречность экономической картинки наталкивалась в сознании на понимание, какие Силы стоят за происходящей Глобализацией. Ведь в моём мировосприятии движение народов, схватки и союзы государств, возникновение мировых религий, мировоззренческих и философских течений, всплеск Ренессанса и Реформация, культурные упадки, забвение целых наций и цивилизаций, попытки объединения человечества под эгидой идеологических движений или разросшихся империй и вообще всё, что мы можем вообразить и знаем о человечестве - имело под собой определённых, в каждом случае, иноматериальных конструкторов и инспираторов. Силы Добра и Зла борются не только внутри любого человеческого существа за каждого из нас, но и за внешние условия, в которых мы все существуем и которые влияют на личность и формируют, каждую прожитую секунду способствуют склонению её на ту или иную сторону.
В данном случае, за Глобализацией, как попыткой объединения человечества на определённой идеологической и экономической основе, стоял высший планетарный демонический разум. Да и идеологически перед людьми картина была раскрыта не полностью, нео-либерализм по шажку сдвигал окно Овертона и дискурс смещался по мере их политического укрепления и распространения от страны к стране, продвигаемый колоссом бывшего Гегемона. То, что мы увидели бы при их полной победе, если бы на сатанинском пути не встала Россия, через два-три поколения всё выглядело бы, как дьяволочеловечество.
Возвращаясь на тот момент к описанному Авантюристом, меня терзали определённые сомнения. С одной стороны - на Землю опустилась мировая Зима (https://gor-kazenas.livejournal.com/16998.html?thread=208998), задвигая Запад на задворки истории, и кризис 2008-го год в год совпадал с её приходом. В этом свете кризисная эскалация до полномасштабного коллапса, до падения «Вавилона великого», была весьма вероятным событием.
С другой стороны - планетарный Противобог тогда не оставил ещё свой глобализационный проект, и на Америке ещё лежала высшая демоническая санкция на объединение человечества под его эгидой. Планетарное Время года - это более полуторо-вековой отрезок (https://gor-kazenas.livejournal.com/28329.html) и очередной глобальный Сезон не проступает очевидно и явно в земной ипостаси сразу, в тот же день и час – слишком велики массивы.
Конечно, по человечески, падения Великой блудницы хотелось здесь и сейчас, но внутри отчётливо звучал голос о могуществе сатанинского разума, инспирирующего решения и повестку через интуитивные озарения и ощущения своим человекоорудиям в среде глобальных финансистов.

Мои опасения оправдались, и стало происходить то, чего не предвидел Михаил, да и никто на тот момент не мог и предположить. В 2007 году расклад в его изложении показывал: к 2009-2010 году балансы практически всех крупных западных банков будут переполнены кратно переоцененными «бумажными активами» при жесточайшем дефиците свободных наличных денег. Разразившийся бы кризис деривативов должен был перетечь в конечный коллапс Системы, обернуться многими триллионами убытков, абсолютно невозможных к покрытию никакими рыночными способами. И это в полной мере соответствовало действительности, но вот до произошедшего далее столь глубокого уровня цинизма он, да и никто другой, просто-напросто не смог опуститься в своих предположениях.

А описывается измысленное дьявольским разумом просто, особенно если снять с процесса все красивые околонаучные обертки – Западный мир в лице государств попросту взял на себя все долги, образованные за долгие годы мировой финансовой и банковской системой. А по этим долгам обязал расплачиваться неисчислимые будущие поколения собственных граждан.
Если отойти от мудрёных названий и сложных понятий и схем - произошло примерно следующее. Совершенно невозвратные и не имеющие фактической стоимости бумаги банков были выкуплены государствами Европы и Америки по их, внимание!!!, балансовой стоимости. То есть все эти тонны никчемных долгов были переведены с балансов банков на балансы государств.
Были придуманы различные программы типа QЕ (Количественное смягчение), с помощью которых финансовая система была накачана совершенно новыми эмитированными деньгами, призванными скрыть истинное положение дел. В частности, в США даже Конгресс и входящий в него Сенат так и не смогли докопаться, откуда взялись на балансе ФРС новообразованные 23 триллиона долларов, и куда они собственно делись. А внешне эти операции прикрывались теми самыми QЕ программами.

Планетарный Противобог делал изощрённо-гениальные попытки додавить свой проект по объединению человечества на своих условиях - и окончательного коллапса выстраиваемой им системы в 2010 году не случилось. Ещё возможно было для него сшивание мирового пространства посредством ТТП (Trans-Pacific Partnership, TPP) и ТТИП (Transatlantic Trade and Investment Partnership, TTIP), где нивелировалась бы роль национальных государств, этих препятствий для полноценного обретения власти транс-национальной финансовой элитой, постепенно сводя само понятие и функцию государства на уровень исторического реликта.
Не ставилось тогда под сомнение, через реки крови и хаос, переформатирование под себя всего Ближнего Востока с Северной Африкой, и голем Арабской весны уже разминался на старте, и строились чертежи «халифата». Оттуда планировался «сланцевый бум» на нефти марки ИГИЛ (запрещена в РФ), как один из элементов экономического и энергетического доминирования. Вследствие распространения этой искусственной заразы по региону, в различных её рукотворных формах, готовилось к поджогу всё наше подбрюшье, да и временно отторгнутая О(У)краина Империи ждала своего часа. Сотнями миллионов, миллиардами лились гранты и стругались различного пошиба и калибра навальные, и победа казалась ещё реальной, хоть и поджимали уже все планетарные сроки и циклы. Россия была главным препятствием на сатанинском пути, ибо, помимо прочего, в нашей стране и должны были вызреть семена будущего мироустройства – Богоугодной модели единения человечества, о чём верховному планетарному демоническому разуму, конечно же, хорошо известно.
Но, оборачиваясь назад, как нам уже всем известно, наша страна выдюжила и, тактически заморозив приготовленные на Окраине ловушки, совершила свой стремительный «Бросок на Юг». Это был стратегический перелом, начавший видимое и ощущаемое переформатирование мировых политических реалий нашего Слоя бытия, полностью и окончательно развернувший ход истории, заставивший отказаться высший демонический разум от ставки на американского гегемона (https://gor-kazenas.livejournal.com/18063.html). Ведь происходящее на иноматериальных уровнях, в других, воздействующих на нас пространствах, не всегда сразу отражается «на поверхности».

Что же мы имеем на данный исторический момент? А имеем мы неприкрытую, видимую со всех концов планеты грызню не на жизнь, а на смерть внутри Вавилона великого. Как изрёк Логос наш Спаситель: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит». (Мф 12:25)

Глобальные финансисты, уже вкусившие ничем не сдерживаемого грабежа и близкой к абсолютной мировой гегемонии власти, имевшие у себя на службе такое титаническое государство, ни за что не смиряться с потерей управления над ним и не откажутся от своих замыслов. На новом президенте повисли мёртвой хваткой и сама мысль, что вот только что ощущаемая в руках победа «общепланетарного царя горы» будет кем-то вырвана - для этих элитарных групп неприемлема. Они уже отведали мирового господства в самом его худшем сатанинском проявлении и им не остановиться.
У национально же ориентированных сил внутри Америки, получивших хоть какие-то, далеко не в полной мере перехваченные рычаги управления над одряхлевшим Дядей Сэмом, не остаётся другого выбора, как «закуситься» со всем миром. Доставшийся им в управление «колосс» проиграл глобальную конкуренцию, а не выветрившаяся из их голов «логика планетарной Осени» и «всесильности» толкает на то. Прежние мировые институты уже не устраивают проигравших, старые договора и союзы тяготят, ведь строились не на взаимовыгодной основе, а служили лишь ступеньками для самой главной и заветной цели прежних «хозяев над хозяевами» Овального кабинета. С другой стороны, чем из большего количества организаций, судов и трибуналов успеешь выскочить, тем меньше возможностей тебя заставить платить по счетам, когда ты станешь никем, а об этом некоторые из них осведомлены.
Но нельзя бодаться со всеми одновременно: Канада, Мексика, Европа, Китай, Индия и прочие… Возможно ли прекратить торговую войну с Поднебесной, если выставляемые ей в ходе переговоров основополагающие условия, диктуемые «осенней логикой», неприемлемы в корне - замахиваются на сами принципы и основы построения китайской модели?! Как можно так беспардонно наседать на ключевые страны Старушки-Европы, когда для их национально-ориентированных элит самым естественным является далеко не вчера родившийся Евразийский проект, где они занимали бы весьма достойную нишу и урывали бы свою часть пирога?! На что можно рассчитывать в отношениях с Индией, если одним росчерком трамповского пера её «поздравили» с тем, что индийская экономика в рамках ВТО переросла стадию «развивающейся» («Общая разрешающая оговорка» - «General Enabling Clause»), и теперь все её товары поступают на американский рынок с добавочной 30%-ой пошлиной?! Нереально давить на весь мир «добрым словом и пистолетом» в ситуации, когда ты уже не единственный на планете с «бременем белого человека» и вызрел другой полюс силы. Стремительно и бесповоротно поменялась геополитическая ситуация и от тебя есть куда переметнуться, особенно если ты настойчив «до кровавых соплей» с воспитуемым, имея в виду и экономическую плоскость тоже.
И получается такая убийственная вилка для Великой блудницы, разрываемой внутренними распрями и усиливающимся внешним напряжением практически со всей планетой.
А времена-то уже далеко не те: проект в этом виде свёрнут его главным инспиратором, им снята санкция на мировое господство с Великого города. Дряхлеющий Дядя Сэм оставлен своим покровителем, ему полностью прекращена подача океанов энергии, прежде вливавшейся в неудавшегося гегемона. Ничто уже не мешает подняться «дыму над его пожарищами» всеочищающего кризиса, дабы «купцы земные и вельможи земли восплакали о нём».

Происходящее «улучшение» экономических показателей в Америке – это затишье перед бурей и последняя возможность отделить овец от козлищ, дать хоть какой-то шанс подготовиться к предстоящему идеальному шторму простым людям.
Ведь у США, как страны, вся бизнес модель, сложившаяся за последние десятилетия, в общем и целом несостоятельна, ибо строилась для дальнейшего долларового цементирования мира, для абсолютной победы и полной гегемонии. Тогда уже наступили бы другие мировые правила достигшей триумфа Глобализации в её экономическом аспекте, потому и вылезли на поверхность все эти пост-индустриальные концепции. А сколько судорожных шагов, и до кучи развязываний рук, как для всей банковской системы, так и для монстров, «слишком больших, чтобы рухнуть», было предпринято в разразившихся спадах! Особенно в последнем перед идеальным штормом кризисе 2008 года, и такие действия только отодвигали конец в надежде воплотить Глобализацию, а сейчас висят дамокловым мечом. Возможностей обрушения такой модели – масса, и не будем утруждать себя перечислением с десяток реальных спусковых крючков и сложных механизмов, что навскидку приходят в голову только в экономической плоскости. А сколько таких рисков, способных запустить эти процессы от внутриполитических или геополитических причин, или от их сложной конфигурации, ибо всё взаимосвязано.
Всё происходящее может стать естественным пиком Холодной гражданской войны в США - термин, рождённый автором в дискуссии с одним небезызвестным блогером из Нью-Йорка, (печатающимся, помимо прочего, в «Регнуме») и с обоюдного согласия подхваченный им в массы – ибо всё подобное должно быть общего достояния. Если в прежнюю избирательную гонку демонократы были уверены в своём успехе, ни капли не сомневались в нём до последнего, и уже выпускали номера с победными поздравлениями от массмедийных опинион-лидеров среди своих фейкомётов, как называет их Трамп – то сейчас всё по-другому. Биться за ускользающую власть они будут до последнего. Тем более, для хозяина хоть и является болезненным сворачивание такого проекта, но и любые гражданские склоки и свары, потенциально сползающие в Смуту, а уж тем более возможное перерастание Холодной гражданской войны в горячую – тоже увеличение притока от стада. Своё же мирогосподство он ещё наверстает через полтора века плюс минус.

И вот, исходя из всего вышесказанного – экономических, геоэкономических, внутриполитических и геополитических раскладов, из приближающейся и уже начавшейся предвыборной войны, из обозначенной ужасной вилки, в которую загнан Вавилон – мы, вероятнее всего, подходим к развязке. Слишком много причин, по которым может начаться окончательный и бесповоротный обвал, в котором, кстати, никто из власть предержащих в мире не заинтересован – ни мы, ни Китай, ни Европа, ни Индия и далее везде. Возможно, строит планы «поиграться в кризис» глобалистская элита, надеясь где-то как-то перехватить власть, рассчитывая на накопленные в грабежах по всей планете «вагоны золота», и из своего разумения «на кризисах можно зарабатывать» - так флаг им в руки. Тут есть вероятность, что речь может идти о библейских «десяти рогах, суть десяти царях» (правителях, вельможах – «Ибо купцы твои были вельможи земли»): «И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час» Откр 17:12, и «сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне; потому что Бог положил им на сердце - исполнить волю Его» Откр 17: 16-17.
Как другой возможный вариант прочтения, или в комплексе с ним, в какой-то момент многие элиты стран, бывших с Блудницей в союзе («они имеют одни мысли и передадут силу и власть свою зверю» Откр 17:13), будут неожиданно объединены неким мотивом «потому что Бог положил им на сердце - исполнить волю Его» и совместно подтолкнут «город великий» к пропасти. Произойдёт это негласно, вне медийного поля, ибо принимать на себя ненависть сотен миллионов простых американцев, ввергнутых в пучину Смуты, было бы большой ошибкой, такого никто не захочет. Это тонкая штука, в реалполитик всегда стараются находить некое отвлечение или какого-нибудь козла отпущения. Так, прошлый раз, когда шансы у Блудницы оказаться на смертном одре были весьма велики (https://gor-kazenas.livejournal.com/15679.html), и к нам даже слали эмиссаров для оговорки многих специфических моментов такого титанического падения(https://gor-kazenas.livejournal.com/15369.html), в американской прессе очередной раз всплыла тема китайских хакеров, способных, как заявлялось, на многое - в том числе и на обвал рынков.





Ну и теперь ещё один важный момент, вернее фактор, подводящий черту под всем материалом. Случится это в обозначенный ниже срок или нет, со стопроцентной уверенностью сказать нельзя. Могу только однозначно заявить, что независимо от срока, мы всё равно увидим и «доллары, носимые, как опавшие листья», «как мусор по ветру» (слова из пророчеств), и падение Великой Блудницы, и Великую Смуту на американских землях. Будет ли это происходить постепенно или лавинообразно – посмотрим. Может статься, США к окончанию второго срока Трампа уже почти закуклятся в собственных границах и далее следуя в этом направлении будут постепенно значить для мира не более Канады-Австралии. Но слишком масштабно, и на мой взгляд - критично, разовьётся в указанные сроки напряжение на угасающего Дядю Сэма, и он, вероятнее всего, не выдержит.

Некоторые будут смеяться из-за собственной зашоренности, хоть и считают себя людьми образованными, но нахожу глупым и недальновидным отвергать многотысячелетний опыт человечества, накопленный эмпирическим путём и выраженный в Мунданной Астрологии (https://gor-kazenas.livejournal.com/22117.html). На собственном опыте вижу подтверждение связи между глобальными процессами и тем, что излагают эфемериды. Правда, в отличие от истинных гуру, в этой области дилетант, поэтому полагаюсь на них, особенно в том, что пойдёт ниже.

Есть определённые периоды у многих судеб, и Госсущности (Госсущность -https://gor-kazenas.livejournal.com/4295.html) здесь не исключения, когда различное внешнее давление разнообразных обстоятельств начинает кратно возрастать. Даже тому, у кого всё со всех сторон благоустроено – приходится тяжко. Тяжелее бывает тому, у кого всё не так радужно и напор подталкивает его к обрыву. Ну, а что же случается с итак стоящим на краю пропасти?


«Звёздные карты» показывают - реально потряхивать Великую Блудницу начнет в марте-июле 2020, что наталкивает на простую мысль о связи с предвыборными событиями и Холодной гражданской войной. Настоящий же идеальный шторм может разыграться с конца ноября 2020, видимо в результате подогреваемой Соросом и иже с ним реакции на то, кого изберут в Америке (а кого, у автора нет ни малейшего сомнения), с кульминацией в конце декабря 2020. Какие ещё значимые и смертельно опасные для Вавилона великого события, как видимые, так и скрытые, и далеко не только внутренние, начнут происходить – будем посмотреть. Но то, что они массово посыплются на него – нет ни малейшего сомнения. Ведь с середины ноября 2020 года Юпитер и Сатурн начинают делать соединение в знаке Козерога (производительный, кардинальный 8-ой дом для США и 1-ый для России), с точным соединением 22 декабря 2020 года.
Это то, что во всех эфемеридах написано, запомните эту дату.
(Размещаю здесь полный вариант того, что уже опубликовал с некоторыми сокращениями - http://www.iarex.ru/articles/68878.html)

Пал, пал Вавилон, великая блудница,… ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы. (Откр 18:2)


В своих изысканиях автору не раз приходилось обращаться к образу «Вавилона, великого города, что стремительно будет повержен» (Откр 18:21.) Совсем недавно, дабы начать предстоящий разговор на эту тему, была написана вводная часть, объясняющая этот термин, как оказывается, исполняющийся сейчас в современном контексте. Да, у него, как и у множества других Библейских пророчеств, произойдёт неоднократное срабатывание и имеется несколько слоёв, но мы говорим о «здесь и сейчас». Статья базировалась, в основном, на религиозно-библейской тематике и помещена в ЖЖ (https://gor-kazenas.livejournal.com/40689.html).
Также была давняя серия статей на эту тему несколько другого наполнения, они даже назывались схоже с настоящим материалом. С цитированием мнений ведущих западных экономистов, аналитиков и биржевых гуру (https://gor-kazenas.livejournal.com/15679.html , https://gor-kazenas.livejournal.com/15981.html) в год и месяц, когда «пространство» буквально кричало о возможности исполнения этого библейского акта. «Пространство» далеко не только информационное, ибо тенденция была вне мейнстримовского, известно кем контролируемого, потока. Ведь «купцы твои вельможи земли» (Откр 18:23) создающие и держащие в узде массмедиа, не будут сами себе добровольно рыть могилу. «Пространство» говорило нам здесь и сейчас, особенно источники ведического поля указывали на 2017 год, просчитанный из тьмы веков мудрецами Вед (https://www.youtube.com/watch?v=C_QrjzJiNw8).
Но «город великий» получил провиденциальный шанс и сроки немного сдвинуты. О нет, не возможность избежать участи, но несколько смягчить её и не утащить за собой все народы. Тогда красная кнопка «Перегрузка» могла превратиться в костлявых старушечьих лапах Киллари в кнопку ядерного Армагеддона. Это и стало одной из (но только «одной из») последних черт, подведённой под закрытием проекта «Глобализация» главным инспиратором, и снятием с США санкции на «Тёмное царство» с его стороны - со стороны высшего планетарного демонического разума. Проигранный раунд для такой могучей сверхсущности - далеко не есть ещё конец игры, и если никчёмные уже пешки желают «да гори оно всё синим пламенем» и «весь мир в труху», то такие сбрасываются с доски им самим и в первую очередь.
Людская масса для подпитки его тёмной сущности, как и всего демонического, должна существовать и дальше, и желательно в тучном количестве. Можно, конечно, устроить бойню всех со всеми, и в современных реалиях она станет окончательной, отбросив жалкие, разрозненные кучки остатков человечества на века назад. Да, разово весь Тёмный лагерь получит мегатонны, океаны гавваха - своей обычной энергетической пищи из страданий и проживаемых нами негативных эмоций, которые, по сути, и есть энергия, - всем нам, как пример, знакомо на себе выражение «опалить гневом».
Но подобный единомоментный пир из пролитой крови (в первые секунды вне тела она аж зашкаливает в нужном им диапазоне излучения, чувствительные люди не дадут соврать), боли, людских страданий, гнева, страха, ненависти и прочего - резко сократит поголовье стада, эдаких «живых батареек» станет критически мало. Да и ему нужен весь мир, единый, спаянный, ведь сатанинские глобалистские проекты по его объединению вот-вот должны были победить, в этом направлении Тёмными ведётся колоссальная работа и прикладываются титанические усилия. Антибогу не выгоден «конец света», как окончательное решение человеческого вопроса, ему нужно царствовать над человечеством, посадив на единый всепланетарный трон своего Антихриста, что и произойдёт лет через 130-170. Библейских пророчеств о его воплощении в нашем слое бытия никто не отменял, но это мы отвлеклись.


Провиденциальность же отсрочки для «города великого» в том, что Божественным провидением была предоставлена возможность немного подготовиться, несколько смягчить само это стремительное падение на дно (Откр 18:21). Приход Трампа мог бы хоть в чём-то, хоть в малой толике перестроить структуру экономики Великой блудницы, ибо внутренние и внешние последствия от её обвала в существующем виде были бы сверхкатастрофическими. Понятно, что предстоящее и так будет ужасом-ужасом, Великая депрессия и рядом не валялась, даже с её количеством сгинувших от тотальной нищеты и голода. Но глубина той пропасти, в которую бы ввергли мир, и особенно США, оставшиеся у руля глобалисты с надетой на руку куклой американских демократов, не шла бы ни в какое сравнение и была бы бездонной. Не все акторы, кому по предначертанию свыше должно спастись, подхватить эстафетную палочку лидерства и повести человечество в совсем другом направлении, были окончательно готовы.
Сейчас – да, всё пришло в нужный баланс, и нам остался какой-то год-полтора до полной «боеготовности». Тогда и кризисные мега-цунами и транзит планетарной власти мы уже сможем встречать и осуществлять во всеоружии, с минимальными последствиями. Правда, на войне, как вам расскажут профи, никогда невозможно быть к чему-то полностью готовым и есть только степень вероятной готовности. Свои «Трудовые армии» мы уже заранее выведем на позиции, задействовав в Нацпроектах на полтриллиона долларов. И работать они будут не только за еду, не как одноимённые образования в Великую депрессию, - их достойные зарплаты станут ещё одним нашим драйвером. А стоять у этих армий за спиной будут ракеты с ядрёным батоном из чистого золота – наше оружие экономического апокалипсиса.
Хотя, конечно, не стоит себя полностью утешать тем, что «у соседа сгорел дом и корова сдохла» - достанется всем, хоть и будет несравнимо. За недавний период времени мы на своей территории уже переживали нечто подобное, хотя может и не в таких масштабах, – и в 1998 году, и в 2008, и в 2014. Всё будет, с одной стороны – так же, на похожем уровне спада, а с другой – совсем не так, ниже разберём почему. И уж, тем более, ни в какое сравнение не идут такие будущие кризисные процессы с тем, что мы пережили в начале и середине девяностых. Вернее, сравнение только одно - это ровно противоположный процесс. Как тогда весь Западный мир, и его флагман США в особенности, - переживали спад и кризис, но поверженный геополитический соперник позволил преодолеть его и стремительно рвануть вверх. Так и в предстоящих катаклизмах мы подберём всё, что уронит рушащийся колосс, а что не посчитаем нужным, ибо всего мира не охватить, будем распределять тем, кто уже сейчас занимает правильную сторону – сторону победителя.
В этом-то и будет главное отличие от пережитых нами перечисленных трёх спадов. Ибо геополитический вес и влияние после транзита власти, кратно выросшее и ставшее планетарно доминирующим влияние идеологическое, открывшиеся рынки сбыта, технологии и обратный переток качественных людских ресурсов – в сравнительно небольшой отрезок времени развернёт кризисный тренд в противоположном направлении.


Американский народ, конечно, должен пройти через очищающее горнило своей Смуты, но и «степень прожарки» строго дозируется, и это есть неподвластные человеческому разуму величины. Пришедший президент проталкивал необходимость «перезапустить двигатель» национальной экономики, выровнять торговый баланс, — как за счет действительно исторической налоговой реформы, что коснулась, помимо крупных корпораций и среднего бизнеса – около 80% населения, так и посредством других преобразований. Были отменены ограничения, введённые при демократах, на создание и ведение бизнеса, созданы преференции для тех, кто располагает производство в стране, а не за её пределами. Сняты лимиты на добычу угля, запреты на бурение нефтяных и газовых скважин на Аляске и открыты более миллиона акров федеральных земель для разведочных нефтяных работ. Распоряжение предыдущего президента о выбросах угольных электростанций и принятые прежней администрацией планы по борьбе с изменением климата и сокращением вредных выбросов («Clean Power Plan»), толкающие во всех отраслях ценообразование вверх, одним исполнительным указом Трампа были сведены на нет.

Весь комплекс мер, отмена всех этих ограничений и запретов, привели к резкому увеличению вакантных высокооплачиваемых рабочих мест, безработица поползла вниз до рекордных значений. Топливная промышленность, как и входящая в неё сланцевая отрасль, являются для американской экономики поистине мультипликационными по значимости. Вложения в инфраструктуру, в том числе в трубопроводную, создание мощностей по сжижению и переработке, и многое-многое другое сопутствующее - запускает огромные производственные массивы в США, ибо делают это всё, в отличие от прочего, не в Китае.

Прежний курс осуществлялся за счёт американского народа, как простого, так и не очень. Его кидали в топку «мировой глобалистической революции» и он служил «хворостом для его розжига». (Весьма знакомые термины в схожих по целям ситуациях, и авторство у них из одного источника, только идеология, естественно, взята на вооружение другая.) И ими бы топили и топили, пока от отчаяния проигрыша не сожгли бы всех и вся со всем миром вместе. Недаром в стране, сковавшей и грабящей весь земной шар, подавляющее большинство не имело к этому никакого отношения и жило от поколения к поколению всё хуже и хуже.
Вот потому решение товарища Трампа игнорировать постановления Всемирной торговой организации (ВТО) и любых других международных организаций и договоров, если таковые будут признаны ущемляющими суверенитет США, можно назвать хоть какой-то подстилаемой соломкой при понимании, куда упадёшь. В эту же копилку выход из Парижских соглашений по климату.
Его национальные проекты обновления инфраструктуры запустили бы подобие Трудовых армий времён Великой депрессии. Уверен, так и будет. Только организовывать их будут совсем другие силы - назовём их пока «внешними», дабы у совсем уж впечатлительных не случился срыв.

Стрелки глобальных часов подошли к полудню и показывают без пяти двенадцать. Человечество ещё в древности научилось высчитывать это Течение мирового времени, его циклы и последовательность наступающего «в полдень». Мудрецам древнего Китая давно было известно об очередной смене мировой парадигмы и уходу «Железного тигра» Запада в небытиё сна после рубежа 2008 года и наступления Планетарной Зимы. Недаром в последнее время от высших руководителей Поднебесной часто проскальзывает описание Запада, уже как «Бумажного тигра».
Китай продуктивно использовал наработки своей натурфилософии даже в ранний коммунистический период, не говоря уж о нынешнем времени. Ведь и Мао Цзедун стал «Великим Кормчим» в том числе и благодаря тому, что, будучи амбициозным юношей, он, собрав всё своё очень скромное «состояние» и заплатив Мастеру, перезахоронил с его помощью останки отца в «ладонях Гуань Инь». В этом же ключе и замена родителями в детстве его второго имени, которое в Поднебесной используется в особых случаях как величательное и уважительное - «Юнчжи» («Воспетая орхидея») - ведь в нём отсутствовал знак «Вода». В итоге второе имя получилось похожим по смыслу на первое: «Жуньчжи» — «Орошённая водой орхидея». При несколько ином написании иероглифа «чжи» имя заиграло ещё одним символическим смыслом: «Облагодетельствующий всех живущих». Сюда же относится и осторожность родителей, понимающих, что подобное наречение является потенциальным вызовом судьбе, поэтому в детстве Мао звали скромным уменьшительным именем «Ши сань я-цзы» («Третий ребёнок по имени Камень»).
Потом, правда, со временем, дабы такое действенное оружие древней мудрости не досталось абы кому, это искусство было Великим Кормчим запрещено в массах, остались только единичные школы, связанные с элитой. В Поднебесной прекрасно известно, что Запад уходит, и не просто в тень или на вторые роли, он уходит в небытиё на полтора века и заместит его Россия.

В расположенной по соседству с Китаем стране, схожей по численности населения, но ушедшей далеко вперёд в духовных горизонтах, о подобном, конечно же, прекрасно осведомлены. От множества современных ведических величин Индии мы слышим о главенствующей духовной роли России в наступающем новом цикле и приходящем в наши дни Золотом Веке. Пришедшим там к власти националистам тоже хорошо известно «ху из ху» на мировой арене и с кем им по пути сейчас и в будущем. Причём термин «националисты» в индийском ключе не должен замарываться общемировым шлейфом, ибо и Ганди, «после которого не с кем и поговорить», входит в их число.
Такое положение вещей объясняет основу мировой конфигурации ближайшего будущего, о которой автор говорит уже два десятка лет, а именно полноценный, формирующий всю планетарную повестку союз России, Индии и Китая, с расположением на вершине этого треугольника нашей страны, с её главенствующей ролью. И если в начале нулевых такие утверждения вызывали недоумение или усмешки, и даже ещё несколько лет назад не воспринимались серьёзно, то сейчас уже для многих это вполне вероятный сценарий. Да взгляните на такой маленький свежий штришок, как участники парада ВМФ в Питере. Понятно, что здесь мы не затрагиваем некоторые другие региональные треугольники и прочие оси, что возникнут и уже формируются с нашим участием и первостепенной ролью.


Интересен и психотип Трампа – его психологический портрет, особенно в нашем контексте. Касательно квадр и разбора их со стороны соционики, где в фундаменте заложены работы Карла Густава Юнга, разрабатываемые современными гуру, с одним из которых знаком лично и чьи изыскания легли в основу написанного ниже.
Так, типология Короля всякой квадры - это психотип правящего данной квадрою, Дама – тот, кто сохраняет местные ценности, удерживая квадру от распада. Рыцарь же у нас тот, кто волею-неволею, согласно внутренней конфигурации психики, постоянно нарушает границы и тем самым свою квадру подвергает излишней опасности, невольно норовит разрушить её и ареал её обитания.
Как пример для более полной картинки: неистовый Учёный, ниспровергатель авторитетов и талантливый изобретатель – Дон ИЛЭ (Дон Кихот - Интуитивно-логический экстраверт (Иррационал), тип по MBTI: ENTP), то есть Рыцарь первой квадры – разрушитель сути этой квадры. В своих умственных и духовных прорывах такой типаж, например, стремится внести нечто новое в изучение священных Писаний, будь то Тора, Коран или Библия, которые в «духовенском контексте» являются связующим звеном мира и структурируют его для социума. Тем самым он разрушает «Духовенский уклад» (в соционическом ключе) и за это часто искренне ненавидим самим «Духовенством» (термин с той же соционической позиции, как впрочем и остальные термины ниже: Буржуазия, Крестьянство, Аристократия и прочее).

Или, продолжая ряд, взгляните на эдакого истинного Энтузиаста, часто со скромными интеллектуальными способностями и «болевой Логикой», которая в народе метко зовётся, как «шило в заднице». Это Гек ИЭЭ (Гексли - Интуитивно-этический экстраверт (Иррационал), тип по MBTI: ENFP), обычно занимающийся всякой непотребной отсебятиной, дабы посмотреть, а что же из этого выйдет и как окружающая крестьянская Община будет на это все реагировать. А ведь ему и не приходит даже в голову, что в итоге устроенного им же «пожара и потопа» сама Крестьянская община может и не выжить. За что его всей общиной часто бьют и всей деревней лупят. Ибо Рыцарь Крестьянства норовит не по злобе истребить саму Крестьянскую Общину.
Рыцарь Аристократии Гам ЭИЭ (Гамлет - Этико-интуитивный экстраверт (Рационал), тип по MBTI: ENFJ) любит окружающим показывать - как и насколько он Герой, и вообще -крут. Так ведь у аристократии проблемы с воспроизводством и отрицательная демографическая кривая, а Гам норовит изобразить из себя Героя и весьма легко гибнет, тем самым на ровном месте обескровливая свою квадру и фактически разрушая ее.

У Дональда нашего Трампа психотип Джек ЛИЭ (Джек Лондон - Логико-интуитивный экстраверт (Рационал), тип по MBTI: ENTJ), то есть, это тот самый психотип, что по теории сформирован для разрушения Третьей квадры, для нарушения границ и устоев. Посмотрите, как он вносит «новое слово» и «новые веяния» во внутриамериканские и международные отношения - никаких границ, никаких прежних правил! Вот тут и становится понятно, почему это за несколько веков американской истории наверх у них в первый и как видится - последний раз, выбрали главным именно могильщика Трёшки-Буржуинства. Ведь соционическое строение американской государственности – Трёшка-Четвёрка, или Буржуи-Крестьянство, и Буржуев-то в тамошнем руководстве практически все, да и у верхушки глобалистов - Трёшка («купцы твои были вельможи земли» Откр 18:23). Такая вот деталь с дорогим нашим товарищем Трампом в психологическом аспекте.

Итак, большинству национальных элит планеты уже видно, что гегемон-то уходящий и растеривающий влияние. Для многих очевиден закат глобалистской империи с потенциальным превращением её в очередную Австралию или Канаду, а то и помноженную на ноль. Но вот когда именно это произойдёт, постепенно ли и эволюционно, или одномоментно и подобно тяжёлому камню, брошенному в воду и стремящемуся на дно – мы с вами и разберём в следующей части этого материала. Какие факторы влияют на ситуацию, какие будут решающими и поспособствуют тому. Тем паче, такая точная наука, как Мунданная астрология, с накопленным человечеством эмпирическим путём тысячелетним опытом, даёт нам определённые реперные точки. Вплоть до года, месяца и дня известно, когда напряжение на глиняные ноги колосса будет максимальным и, весьма вероятно, мы услышим громоподобные раскаты его обрушения, слышимые во всех уголках земли.

Глубокие внутренние причины наших побед, в том числе, и на венесуэльском фронте



Продолжая раскрывать венесуэльскую тему после предыдущего ряда публикаций, так и хочется поинтересоваться у ответственных и компетентных американских товарищей по поводу того, как не спросить им с агента Трампа, позывной – «Козырь», за все происходящие вещи? Ведь всё, что он ни делает, идёт России на пользу - http://www.iarex.ru/articles/65373.html

Profile

gor_kazenas
gor_kazenas

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel