Category: энергетика

На горизонте

На горизонте планирования? За горизонтом прогноза? Что для меня там Оче-Видно? Что имею знать приближается? Об этом и буду говорить.
Есть в земной истории события, которые по любому должны были случиться и они случались. Вот как Иисус, например, должен был родиться здесь, в нашем мире. Прийти откуда-то из своего, для нас трудно представимого. Вообразите уровень цивилизации там! В нашем обыденном сознании цивилизация бывает в разных уголках Земли и у Спилберга на Альфа-Центавре. Перенести же это понятие на Божественные Миры нам что-то мешает (или кто-то...). И вот эта цивилизация планомерно работала, решала какие-то немыслимые задачи для того, чтобы Агнец Божий смог воплотиться у нас, здесь, пару тысяч лет назад. Подготовили родиться в народе, проповедующем единобожие, народ этот сколько подготавливали то! Да и не первая, судя по всему, попытка с народом была, до этого, если присмотреться к тому историческому ландшафту, единобожие вспыхивает во времена Фараона Энхатона, с его несравненной музой Нефертити, в Древнем Египте. Но с его смертью верховное жречество извращает и сминает ростки Светлого Учения. А вот тут другая цивилизация в противодействие работала, ибо где Божественное вершит свой промысел, там и Противобожественное руку приложить спешит. В результате пришлось срочно прививать единобожие кочевному племени пастухов и дать им Законов. Необходимые условия для социума, в котором можно было бы проповедовать, были выполнены, не у Зулусов же Ему рождаться.
Что же планирует цивилизация "Божественные Миры" в нашей исторической перспективе, в отрезке нашей жизни? Что мы застанем, и что будет разворачиваться на наших глазах? Какие силы и в каком противостоянии рождают наблюдаемые всеми события? Об этом и буду на этих страничках говорить, последовательно вкладывая, по кирпичику, в строящееся здание, и вам советую за мной, постепенно, от фундамента и далее, далее, далее…
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

АТОМНЫЙ КУЛАК ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СВЕРХДЕРЖАВЫ 5 ........ "И ЭТО ВСЁ О НЁМ"

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

Вот мы с вами наконец и добрались, собственно, до родного Росатома, до этой сосредотачивающейся и во всю развивающейся мышцы нашей Госсущности. Промыли косточки конкурентам, иногда, даже можно сказать, с накалом, на уровне злого сарказма. Но то - естественная реакция на лапотную отсталость и дремучесть, что так усиленно натягивают на нас в своей вместо-реальности спарринг-партнёры. Главное – всё было объективно, а уж какой прожектор Пэрис Хилтон включать для освещения реальности, нам самим решать.
Итак, мы хорошо видим, сколько реакторов строят (домучивают) основные планетарные атомные игроки. А теперь – занавес. В настоящее время «Росатом» строит за рубежом 29 атомных блоков, включая АЭС «Аккую» в Турции, вторую очередь АЭС «Бушер» в Иране, «Куданкулам» в Индии, вторую очередь Тяньваньской АЭС в Китае. Финны вот, намучившись с французами (http://gor-kazenas.livejournal.com/26309.html) в декабре 2013 г подписали контракт на сооружение одноблочной АЭС «Ханхикиви-1» с реактором ВВЭР-1200. Идут подготовительные работы на площадке в соответствии с графиком, утвержденным заказчиком АЭС – компанией Fennovoima. Ведутся буровзрывные работы и выемка грунта для сооружения котлована. Проведены мероприятия по углублению дна портового бассейна. Ожидается, что Fennovoima получит лицензию на строительство АЭС в 2018 году. Начало непосредственного возведения станции запланировано на 2018 год, начало коммерческой эксплуатации – на 2024 год.
Двадцать девять строящихся! Первое место в мире, лидер, ушедший в недостижимый отрыв! Весь же портфель зарубежных заказов включает 34 блока в 12-ти странах. А как сообщил на прошлогодней «Атомэкспо» замглавы «Росатома» Кирилл Комаров: «В среднесрочной перспективе контракты могут быть подписаны ещё на 64 блока АЭС». Как вам сопоставимость масштабов с конкурентами! Запомните эту эмблему, она уже становиться нашей мировой визитной карточкой, а через пару-тройку десятилетий станет известна в любом уголке земного шара, не исключая каких-нибудь Зимбабве и Сомали. Почему и там – станет понятно ниже.


Причём, думаю, именно на кириллице, какой бы это фантастикой сейчас не казалось. Настолько мир в ближайшие десятилетия вывернется наизнанку.

В самой России, до 2030 года будут построены восемь крупных АЭС

1. Кольская АЭС-2, 1 блок ВВЭР-600. Итого 675 МВт.
2. Центральная АЭС, 2 блока ВВЭР-ТОИ, по 1255 МВт. Итого 2510 МВт.
3. Смоленская АЭС-2, 2 блока ВВЭР-ТОИ, по 1255 МВт. Итого 2510 МВт.
4. Нижегородская АЭС, 2 блока ВВЭР-ТОИ, по 1255 МВт. Итого 2510 МВт.
5. Татарская АЭС, 1 блок ВВЭР-ТОИ, по 1255 МВт. Итого 1255 МВт.
6. Белоярская АЭС, 1 блок БН-1200. Итого 1200 МВт.
7. Южноуральская АЭС, 1 блок БН-1200. Итого 1200 МВт.
8. Северская АЭС, 1 блок БРЕСТ-300. Итого 300 МВт.

На всех 8 АЭС — блоки новых типов, ранее не строившихся. Новинки, сыплющиеся из этого российского атомного рога изобилия, становятся потихоньку привычными:
5 августа 2016 г. инновационный энергоблок поколения "3 +" Нововоронежской АЭС был включен в сеть и выдал первые 240 МВт в энергосистему страны. Самый мощный в России и не имеющий аналогов в мире ВВЭР-1200.
В 2014 году был построен «быстрый» реактор с натриевым теплоносителем БН-800, 15 апреля 2016 были закончены его испытания на мощности в 85% от номинала (730 Мвт), осенью того же года его вывели уже на 100% мощности .
Итого 6(!) новых типов АЭС менее чем за 20 лет: БН-800, ВВЭР-1200, ВВЭР-600, ВВЭР-1300-ТОИ, БРЕСТ-ОД-300, БН-1200! Вспомним: сколько разработали и построили новых типов АЭС, к примеру, в США? За 40 лет всего один новый проект — АР1000. Про сроки и прочее, мы с вами проходились в праведном сарказме тут http://gor-kazenas.livejournal.com/25358.html и тут https://gor-kazenas.livejournal.com/25710.html. Для сравнения: Нововоронежский ВВЭР-1200 также начали строить в 2008 году, но уже подсоединили к ЕЭС России 5 августа 2016 года.
Кстати, из перечисленного ВВЭР-600 – не что-то старое, это тоже новинка: реактор постфукусимской технологии поколения III+ средней мощности. Там, где учтено всё, даже аварийное выплавление опасной радиоактивной массы в землю, где она останавливается специальными чашами-уловителями. То, на чём погорели японцы, отравив себе грунтовые воды и прилегающую океаническую акваторию.
Дома у нас существует насущная потребность в таких атомных энергоблоках средней мощности. Особенно в регионах со слабо развитой сетевой инфраструктурой, в удаленных районах, куда доставка топлива извне затруднена. Тут и на мировом рынке – конь не валялся, и мы эту нишу оседлаем. Вполне доступно и для стран с невысоким экономическим потенциалом. Особенно с учётом постепенного истощения мировых запасов углеводородов.
Но, как известно из печального опыта спарринг-партнёров - надо сначала построить соответствующий первый, так называемый референтный (эталонный) энергоблок дома. Вот тут всплывает главенство энергетической составляющей в связи с территориями ускоренного развития, создаваемыми с нуля промышленными кластерами и роль во всём этом Росатома. Кольский полуостров был выбран для размещения этого нового энергоблока потому, что тут будут реализованы крупные инвестиционные проекты.
Но не обойдём мы и вниманием совсем бедные страны. Для того и разработан в НИКИЭТ (Научно-исследовательский и конструкторский институт) проект малой АЭС на колесах. Да и самим, как воздух нужен.



Думаю, для такой организации, с её-то потенциалом, это не было непосильной задачей. НИКИЭТ – это не только проектировщики реактора на быстрых нейтронах со свинцовым теплоносителем БРЕСТ-300, многоцелевого исследовательского реактора на быстрых нейтронах МБИР. Сотрудники НИКИЭТ разрабатывают и испытывают прототипы для международного проекта экспериментального термоядерного реактора ИТЭР. И именно тут ждут заказчиков на созданные проекты транспортабельных АЭС малой мощности, на АЭС «Шельф» и «Шельф-10», здесь создан не имеющий аналогов в мире газоохлаждаемый реактор малой мощности «АТГОР»

Приведённый выше список не учитывает уже строящиеся у нас АЭС.
Уже строящиеся АЭС:
1. Балтийская АЭС, ВВЭР-1200. Итого 1200 МВт. Строительство приостановлено. Было заморожено почти пять лет. Поэтому пока не учитываем. Кислород нам по сбыту её электроэнергии в Европу весьма качественно в своё время перекрыли. Но сейчас начинаются подвижки в этом вопросе. Тут общая тенденция, как и с Северным потоком 2. А Литва, грудью своего президента (не знаю, правой или левой) преграждающая путь этому проекту, пролетает как фанера над Парижем…
2. Ленинградская АЭС-2, 4 блока ВВЭР-1200 по 1170 МВт. Итого 4680 МВт.
3. Нововоронежская АЭС, 2 блока ВВЭР-1200. Итого 2400 МВт. (Первый ВВЭР-1200 уже построен и дал электроэнергию для ЕЭС страны 5 августа 2016, однако доступна статистика за 2015, которой мы и пользуемся, где его ещё нет).
4. Ростовская АЭС, 1 блок ВВЭР-1000, 1100 МВт. Итого 1100 МВт.
5. Курская АЭС-2, 4 блока ВВЭР-ТОИ по 1255 МВт. Итого 5 010 МВт. Данная АЭС находится на самых ранних этапах строительства. Блоки будут сдаваться в 2021, 2023, 2026 и 2029 гг.
6. Плавучая АЭС «Академик Ломоносов», которую ждет Певек – две реакторные установки ледокольного типа КЛТ-40С по 35 Мвт электрической мощности. Итого – 70 Мвт. Первая в мире плавучая атомная теплоэлектростанция (ПАТЭС). Огромный экспортный потенциал, особенно для небогатых стран. Аналогичные реакторные установки имеют большой опыт успешной эксплуатации на атомных ледоколах. Плавучий энергоблок сооружается промышленным способом на судостроительном заводе и доставляется к месту размещения морским путем в полностью готовом виде.
И того, за период с 2016 по 2030 гг. будет построено 22 энергоблока и 25,36 ГВт мощностей.

Но надо учитывать закрывающиеся, отработавшие свой срок блоки. Тут мы попадаем в сложный период. До этого, с 1991 по 2015 гг мощности за счёт заглушаемых блоков уменьшились всего на 706 МВт – 0,706 ГВт. (6 — Обнинская АЭС, 500 — Сибирская, и на 200 МВт — 1 блок ЛАЭС)
Как был скачёк в Советском атомном строительстве, так и придёт пик закрытий, даже немного раньше планового. Запущенные тогда РБМК-1000 не потянут все 60 лет эксплуатации на полной отдаче. На них износ графитовых стержней начался несколько раньше. “Первый заместитель главы концерна Владимир Асмолов заявил, что деградация графита на этих реакторах должна была начаться через 40-45 лет эксплуатации. Первый энергоблок ЛАЭС, введенный в 1973 году, уже достиг этого возраста, но на нем проблемы с графитом начались раньше. Сейчас, как отмечал господин Асмолов, мощность блока уже снижена до 80% (то есть с 1 ГВт до 800 МВт), «чтобы дать возможность блоку проработать до появления замещающих мощностей».
Итого: за период с 2016 по 2030 гг. будет закрыт 21 энергоблок мощностью целых 13,042 ГВт. А вот с 2031 по 2040 гг. будет выведено всего 2 ГВт мощностей АЭС - это РБМК-1000, самый последний, и один ВВЭР-1000, самый первый.
Однако Россия собирается с успехом пройти этот сложный этап.
Во-первых:
мы подошли к данному периоду с новыми разработанными типами АЭС. Более мощными и со всё возрастающими показателями КИУМ. Коэффициент используемой установленной мощности – важнейший ориентир отдачи атомного котла, как и эффективности работы любых предприятий электроэнергетики. КУИМ равен отношению фактической энерговыработки реакторной установки за период эксплуатации t к энерговыработке при работе без остановок на номинальной мощности. К началу тысячелетия этот показатель у отечественных установок достигал 69,1%. К 2008 году он вырос в среднем до 79,5%, а у Балаковской АЭС в том же году – 89,29%, что выше среднемирового уровня.

Средний КИУМ АЭС в мире, данные EIA.

В 2009 году КИУМ на атомных станциях России увеличился на 0,7 процентных пункта - до 80,2%. - https://studopedia.ru/15_94428_chto-takoe-kium.html
В 2014 году - 81,6% http://www.myenergy.ru/fileadmin/f/russia/rosatom/YearReportREA2014.pdf .
Более свежих общих данных не нарыл, но думаю у нас тут всё в порядке, если та же Балаковская уже выдавала 95,5 % (при целевом ориентире 94,43 %) в 2016 году http://www.atomic-energy.ru/news/2016/12/28/71280 .

Во-вторых:
ударными темпами первых пятилеток строим всё это хозяйство, и с 2016 по 2030 гг. будет введено минимум 25,36 ГВт мощностей. Это почти столько же, сколько было построено за всё время в СССР/России и имелось в эксплуатации на конец 2015 года!


На графике видно, что к 2030 году большинство мощностей АЭС будут те, которые построены после 1991 года. Если точно, то из реакторов общей мощностью 32,324 ГВт только 7 ГВт останутся от тех реакторов, которые построены до 1991 года.
Минимум 45,6%-й рост не только от того, что энергоблоков, скорее всего, будет построено больше, но и потому, что КИУМ АЭС в России растёт. И именно, что «миниум». По соотношению количества строящихся за рубежом и возводимых дома станций хорошо видно, каков потенциал Газпрома и как он готов к взрывному росту нашего промышленного потенциала.
С 2030 года у Росатома и России ожидается «Золотой Век», связанный с массовым строительством прорывных АЭС ЗЯТЦ типа (Замкнутый ядерный топливный цикл) — БН и БРЕСТ. При этом закрытие старых АЭС никак не будет тянуть назад.


Что же это за зверь такой, ЗаЯТЦ? Одна урановая топливная таблетка дает столько же энергии, сколько и при сжигании железнодорожного состава с углем. Но и атомная энергетика (хотя и несравнимо меньшие, чем у нефтегазодобычи) имеет ресурсные ограничения. Современные водо-водяные энергетические реакторы на тепловых нейтронах (ВВЭР) работают на уране-235, а его в природном уране всего 0,7 процента. 99,3 процента - другой изотоп, уран-238. До сегодняшнего дня он был абсолютно бесполезен, и его накопленные запасы огромны. Если научить реакторы «питаться» ураном-238, топливной базы для атомной энергетики хватит на тысячелетие!
Но вот беда - в реакторах на тепловых нейтронах уран-238 не делится (т. е. не вырабатывает энергию), а, поглощая нейтрон, превращается в другой изотоп - плутоний-239. Решение было найдено. Ученые создали реакторные установки на быстрых нейтронах, или бридеры, которые работают уже на уран-плутониевом топливе. Причем, преобразуя уран-238 (помните, его очень много в природе), быстрые реакторы производят плутония даже больше, чем потребляют! Закинул в избе печку парой поленьев, согрелся на ночь. С утра открыл, а там уже три новых. Так складывается концепция замкнутого ядерного топливного цикла - «жжем» уран, который раньше считался отходами, и плутоний в реакторе, попутно получая новый плутоний. Круг замкнулся!
ЗЯТЦ не только расширяет топливную базу атомной энергетики, но и позволяет кратно сократить радиоактивные отходы, в том числе производимые обычными АЭС - из них просто делается новое топливо. Какие-то «хвосты» остаются, но они вполне укладываются в стратегическую логику современных атомщиков, которые стремятся к «радиационной эквивалентности»: сколько из земли «достали радиоактивности» с урановым сырьем, столько радиоактивности и «вернули» в нее с отходами.

Итак, Росатом решился на «Прорыв» - так назвали новый проект.
Почему же цикл до сих пор не замкнулся? В мире же создано несколько десятков исследовательских установок на быстрых нейтронах. Однако для разработки полноценного энергетического реактора нужно решить множество проблем: создать новые материалы, новые виды топлива, новые способы переработки отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), обосновать безопасность... Нужно много денег и много усилий лучших умов, а за окном метёт планетарная вьюга (планетарная Зима - http://gor-kazenas.livejournal.com/16998.html). Опять же - урана-235 пока хватает, он намного дешевле нефти и газа... Никто в мире не решился. Никто, кроме российских атомщиков.

В 2010 г. Росатом инициировал работы по созданию новой технологической платформы атомной отрасли на основе быстрых реакторов и ЗЯТЦ. Идею поддержали на самом верху и уже годом позже многие работы объединили в росатомовском проекте «Прорыв». В его рамках предполагается, во-первых, создание проектов двух типов реакторных установок: коммерческого быстрого реактора с натриевым теплоносителем мощностью 1200 МВт (БН-1200) и опытно-демонстрационного со свинцовым теплоносителем мощностью 300 МВт (БРЕСТ-ОД-300). Во-вторых, предстоит создать совершенно новое топливо для них: СНУП (смешанное нитридное уран-плутониевое). Также атомщики должны создать технологии переработки отработавшего топлива (ОЯТ), решить, что делать с небольшим объемом отходов ЗЯТЦ, разработать программные коды нового поколения, необходимые для выполнения проектно-конструкторских работ и обоснования безопасности новой технологической платформы.
Проект «Прорыв» на полпути к реализации, и сделано уже много. Создана технология изготовления топливных сборок (ТВС) с совершенно новым нитридным уран-плутониевым топливом. Экспериментальные ТВС испытывают в экспериментальном реакторе БОР-60 в димитровградском «ГНЦ НИИАР» и в реакторе БН-600 (Белоярская АЭС). В Северске строится корпус завода по производству топлива и переработке ОЯТ.
Технические проекты обеих реакторных установок готовы, вносятся последние доработки с учетом требований Института экспертизы, созданного при проекте. Впереди - получение надзорных разрешений.
Как видите, «идём на вы» - это действительно прорыв, оставляющий далеко позади всю планету.



Само наличие атомной отрасли подталкивает страну к развитию самых прорывных технологий в десятке других отраслей: космос, медицина, IT, химия, материаловедение.




Сначала мы видим космос. Но причём тут он, подумают многие. А знаете ли вы, что в период с 1970 по 1988 год в СССР был осуществлен запуск 32 космических аппаратов с термоэлектрической ядерной энергоустановкой, а в период с 1960 по 1980 год разработан и прошел испытания на Семипалатинском полигоне ядерный ракетный двигатель?
После такого совсем не фантастикой звучит заявление Кириенко: «Энергоустановка с ядерным двигателем позволяет достигнуть Марса за один-полтора месяца, обеспечивая возможность маневрирования и ускорения. На обычном двигателе полет на Марс составил бы около полутора лет без возможности вернуться назад".
В планах "Росатома" уже в ближайшие годы изготовить опытный образец ядерной энергодвигательной установки мегаваттного класса, предназначенной для полетов в дальнем космосе. Работы по созданию транспортного энергетического модуля на основе такой установки начались в 2010 году, в 2012-м был выполнен технический проект.

Росатом, это конечно и оборонка. Правильнее было бы сказать – в первую очередь оборонка. Без неё мы сейчас так бодренько не рассуждали бы о наших мировых достижениях, а сидели бы в раздробленных аграрных княжествах. Уж в девяностые особенно, никто не стал бы без этого фактора заморачиваться ведением сложных гибридных войн – всё попробовали бы решить жёстче и проще.
Росатом это и единственный в мире атомный ледокольный флот, как дивизион госкорпорации. Самые мощные ледокольные суда в мире – проект 22220. В 2016 году был спущен на воду такой гигант – «Арктика» способный преодолевать ледяные поля толщиной до 3 м без потери мощности и хода. Таких универсальных судов, способных ходить и по рекам тоже, мы строим целый флот. Их техническая особенность позволяет при избавлении от водного балласта в специальных резервуарах, опускать ватерлинию и ходить по мелководью.
Начата разработка судна, способного преодолевать ледяные поля без ограничения по их толщине.

Не отстают и росатомовские айтишники. Еще лет 10 назад, на волне всеобщей компьютеризации, в городе Сарове посмотрели на все эти Windows, ехидно ухмыльнулись и засучили рукава. Уж где-где, а у владельцев Музея ядерного оружия операционная система могла быть только своя собственная, никак иначе. Эффективные менеджеры и креативные юристы хихикали, подтрунивали, а ядерщики просто работали – в Сарове шутки, если они касаются государственных тайн и безопасности, не понимали, не понимают, и не будут понимать. В 2014 году хихикать перестали. Совсем. А ФСТЭК (федеральная служба по техническому и экспортному контролю) выписала сертификат соответствия №3624 защищенной операционной системе «Синергия 1.0». Вот по бюрократически сухая фраза из описания функциональных характеристик:
«ОС на основе программного обеспечения с открытым исходным кодом имеет интегрированную комплексную систему защиты информации, что позволяет на ее основании создавать автоматизированные системы в защищенном исполнении, предназначенные для обработки информации, составляющей государственную тайну».





И есть сертификаты соответствия ФСТЭК на комплексную программу ТИС, обеспечивающую управление деятельностью предприятия, научно-производственной базой, основными средствами, трудовыми ресурсами, нематериальными активами, финансовыми ресурсами, материальными ресурсами, управление закупками и сбытом, бухгалтерским и налоговым учетом, экономическим управлением… Мы тут, пожалуй, остановимся – список возможностей программы занимает несколько страниц.

Теперь по поводу заявленной медицины, что могло вызвать некоторое недоумение. Ан нет, - есть такая партия. Существует рынок производства и потребления метастабильного изотопа 99mTc. В течение календарного года ядерная диагностическая медицина использует порядка 40’000 доз этого вещества для проведения процедур, причем процедуры эти дороги настолько, что их могут позволить себе системы здравоохранения только стран «золотого миллиарда».
Рынок потребления практически монополен: половина технеция уходит в США, 30 с лишним процентов — в страны ЕС, около 10% — в Японию, на долю остального мира приходится порядка 8%. При этом 85% изотопа 99Мо — исходного сырья для 99mTc — производятся всего на четырех исследовательских атомных реакторах, один из которых расположен в Канаде, еще три работают в Европе. При этом их возраст таков, что до 2022 все эти реакторы будут остановлены, в мире наступит кризис производства препарата, остро необходимого медикам.
На сегодняшний день Росатом смог выйти на производство почти 8% мирового объема 99Мо, используя свои собственные исследовательские реакторы. Но, вместо того, чтобы бороться традиционными способами и темпами за считанные единицы процентов или их доли, предприятие «Русатом растворные реакторы» на мартовской выставке NDExpo-2017, без лишней скромности, заявило о своей готовности произвести некую технологическую революцию. Такая революция производства 99Мо тщательно подготовлена и неизбежна, ни у одного из наших потенциальных конкурентов нет и намека на обладание технологией, способной хоть что-то противопоставить «Аргусу». Аргус — прозванный Паноптес, то есть всевидящий — в древнегреческой мифологии многоглазый великан; в переносном смысле - неусыпный страж.


Не смотрите на такую огромную иллюстрацию. Это поистине малыш, способный уместиться в шкафу, даже в крупной тумбочке. Не велик объем активной зоны «Аргуса», потому и все прочие размеры установки делают ее едва ли не «комнатной». Параллелепипед 1,5 х 1,5 х 1,3 метра — вот и все размеры установки. Корпус реактора окружен графитовым отражателем, за графитом идет бетон, зона радиоактивной безопасности заканчивается в 50 метрах от установки. Мало того, особенности протекающих в растворе физических процессоров такова, что реактор «глушит» сам себя при повышении температуры или давления выше пороговых значений, то есть никакой внештатный режим на «Аргусе» невозможен в принципе, реакция прекратится безо всякого вмешательства со стороны персонала. Автоматически регулируется и содержание водорода, что устраняет опасность его взрыва при соединении с атмосферным кислородом. Именно по этим причинам «Аргус» можно спокойно размещать посреди города. Самое интересное, что малыша разработали ещё в начале восьмидесятых для геологов. «Курчатовский» 99Мо был проверен на чистоту не только в России, но еще и в Бельгии как в стране, являющейся одним из его основных производителей, и в США, как в стране, являющейся основным потребителем конечного продукта – 99mTc. Констатировали факт - "наш" молибден не только соответствует их фармакологическим стандартам, но еще и превосходит "их" молибден по химической чистоте. Это уже, как часто говорят, просто медицинский факт, причем, в нашем случае, ядерно-медицинский.

Будет ли успех России полным, если на этом и остановиться? Конечно же, нет, ведь производство молибдена, хоть и очень важная часть ядерной медицины, но она – всего лишь «одна из». И наш Росатом не был бы Росатомом, если бы не стал готовить наступление по всем фронтам. Создание нового дивизиона «Русатом Хэлскеа» было явлено городу и миру в марте этого года на выставке NDExpo-2017.


Совсем рядом срок, после которого производство молибдена сократится в 6-7 раз и эта ниша будет наша. Но это далеко не всё. Ведь 35 миллионов долларов, в который она будет обходиться заказчику – это вовсе не 300-500 миллионов, такие расходы вполне по силам странам, не входящим в состав «золотого миллиарда». Рынок не будет расти в обычном темпе, шаг за шагом – он, простите, просто взорвется. Это и будет той технологической революцией в ядерной медицине, о которой Росатом не только говорит, а которую он тщательно, аккуратно готовит вот прямо сейчас, в режиме онлайн.
При нынешних ценах на молибден и технеций, «Аргус» окупает себя за 3-4 года, но и падение цены не страшит Росатом. Завод «Красная звезда», который сначала стал называться АО «Красная Звезда», а теперь «Русатом растворные реакторы» в настоящее время в тесном сотрудничестве и при научном руководстве Курчатовского института заканчивает разработку «Аргуса» нового поколения, тепловой мощностью 50кВт и с реактором, рассчитанным на 30 литров уранового раствора (на 7 литров больше).


Конечно, в таком небольшом обзоре, невозможно охватить почти необъятное. Осветить со всех сторон такого гиганта, как “Росатом” объединяющего более 270 предприятий и научных организаций, в числе которых все гражданские компании атомной отрасли России, предприятия ядерного оружейного комплекса и единственный в мире атомный ледокольный флот. Наш уже сжатый и сформированный кулак имеет лидирующее положение на мировом рынке ядерных технологий, занимает 1-е место в мире по количеству одновременно сооружаемых в мире АЭС за рубежом, 2-е место в мире по запасам урана и 3-е место в мире по объему добычи, а также 4-е место в мире по генерации атомной электроэнергии, обеспечивает 40% мирового рынка услуг по обогащению урана и 17% рынка ядерного топлива. Мы лишь вскользь коснулись наших прорывов в топливных сборках от , но совсем не затронули, какие видятся перспективы по захвату этого рынка.
Не осветили масштабных начинаний госкорпорации в области возобновляемой энергии, особенно в ветряках. Да много чего.

Росатом с 2014 сдавал, и до 2020 года будет сдавать по одному блоку АЭС в год в России. С 2021 по 2030 гг. будет построено минимум 17 блоков АЭС. Или 1,7 блоков в год. В то же время уже сейчас вне самой России Росатом сдаёт по 4 блока в год. Значит, Росатом вполне может строить больше АЭС в России, чем за рубежом, если понадобится. А ведь понадобится, как пить дать понадобится.

АТОМНЫЙ КУЛАК ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СВЕРХДЕРЖАВЫ 4

Посмотрим теперь, как обстоят дела у наших французских конкурентов.

Но предварительно, с оглядкой на заголовок этого цикла статей, хочу выложить новость, которая должна была быть, по идее, в российском новостном топе. Однако наши, в большинстве своём, вместоСМИ обошли её стороной. Узнал через другие ресурсы, из отеческих)) выложили только RT.
Итак:
Юридический комитет Совета ЕС дал заключение, опубликовав целый доклад о том, что «Северный поток 2» является коммерческим проектом и не требует согласования с Еврокомиссией. Документ был разработан по просьбе Германии и представлен 28 сентября на экспертном совещании по этой теме в Брюсселе.
https://russian.rt.com/world/article/435624-yuristy-es-severnyi-potok-evrokomissiya

Вот теперь, с чувством выполненного долга, перенесёмся во Францию. С семидесятых-восьмидесятых годов прошлого века в этой стране значительнейшая часть энергии, а именно 77%(!), добывается в атомных реакторах. Тут сказалось и движение по пути ядерной державы и энергетический «кризис» 1973 года. Но кризис потому и в кавычках, что для кого война Судного дня, а для кого мать родна. Глянули френчи на все эти совместные с СССР англосаксо-израильские танцы, для них, для искушённых, за милю разящие договорняком. Оценили резко выросшие в «бедствия годину» доходы Семи нефтяных сестёр, пухнущие золотовалютные выручки Советов и всплеск, как на дрожжах, освоения Сибирских недр. Постучались, как и неприкаянные итальянцы, в замкнутые двери закрытого "сестринского" клуба. И получив, как и они, от ворот поворот, распрощавшись с иллюзией войти в ряды избранных и играть в самой высшей лиге, решили полностью избавиться от углеводородной зависимости. А зависимость была катастрофической, ведь вся их энергетика зиждилась, по большому счёту, на бросовом, по тогдашним ценам, мазуте.
Начались ударные стройки темпами первых пятилеток и почти в два пятилетних плана (ведь планетарная Осень - http://gor-kazenas.livejournal.com/16998.html - была в самом соку и шло время коллективного запада) было возведено 58(!) реакторов на 19-ти станциях. И всё во многом благодаря государственному подходу - как бы не хватались за голову радетели свободного рынка, который «всё сам расставит по своим местам». Плавали, знаем по девяностым, как и чего он куда расставит. На персонажей, утверждающих такое, наш народ сейчас смотрит, еле сдерживая желание дать в морду, тактично переводя его в жалость к недалёким, болявым и убогим.
Благодаря именно госконтролю, Франции удалось добиться удивительной упорядоченности всей системы энергоблоков. Все работающие там реакторы – только водо-водяного типа, использованы всего три модели, на каждой АЭС – реакторы только одного типа. В стране построено 34 реактора первой серии – М310, 20 реакторов второй серии – Р4 и 4 реактора третьей серии – N4.

Теперь они пожинают плоды и далеки от всех этих нефте-газовых разборок, а так же тех проблем, что начинают сваливаются на ту же Германию после отказа от мирного атома. Ведь в ней,не без помощи именно немецких зелёных, удалось протолкнуть все эти законы, так больно бьющие по её экономике. Правда, насколько зелёные именно «немецкие» - думаю многим понятно. В настоящее время ради «экологической безопасности» германская энергетика в значительной степени, как бы это парадоксально не звучало, перешла на уголь – самый экологичный продукт в мире))). Вся же возобновляемая зелёная энергия в промышленных масштабах не имеет никакого значения, в средних и даже дальних перспективах убыточна и сверхдорога. Это перекладывание средств из одного кармана в другой государственного сюртука. Статистика, выдаваемая на гора европейцами в этой области, политически ангажирована и однобока, что позволяет ловко играть с цифрами и себестоимостью. Одинокие же голоса, указывающие на очевидные огрехи в этой области, не являются мейстримом и замалчиваются.
Конечно, ветер и солнце могут служить неким приятным дополнительным бонусом при развитии традиционных (включая атом) направлений, но не способны всё взять на себя. Наш Росатом по ветрякам тут целое движение осваивает, что мы отдельно затронем в «И это всё о нём».



Итак, у французов, при такой колоссальной зависимости от атома, не было другого выхода, как сломить всех этих нарицательно «соросовских» зелёных и начать пиарить именно эту энергетику. После аварии на американской АЭС Three Mail Island в 1979 году, коллективный запад серьёзно заболел радиационной фобией. Чернобыль подлил бензинчика в этот огонь, а Фокусима вообще стала тем бревном, что переломило хребет далеко не только верблюду и крест на себе поставили многие в мире.

Для начала во главу этой сферы была выдвинута молодая энергичная женщина – Анн Ловержон. Сорок два года в этой области у французов, где средний возраст приближался к 55, было неожиданностью. Сам факт появления её во главе этой отрасли должен был начать перекраивать умы и сердца френчей и Атомная Анна, как они её сами и прозвали, активно за это взялась. Все отделы и подотделы были перенесены из полузакрытых пригородов в Париж, что само по себе уже било по «грязному ореолу». Велась куча пропагандистской и разъяснительной работы. Открытость; роль технологичности отрасли, как двигателя прогресса; общие планетарные веяния разоружения, в виде остановки военных программ и перелицовки атома в мирный – делали своё дело. Население близлежащих к АЭС районов вообще халявно получало электричество и не могло стать, в массе своей, зелёным электоратом. Тренд был постепенно сломлен.

Французы, в отличие от американцев, подошли к делу на госуровне. Под госконтролем были объединены одни из крупнейших в мире поставщиков оборудования для АЭС. Это Framatome–ANP - совместное предприятие, помимо французов, влившее в себя все атомные подразделения Siemens и американскую Duke Engeenering Inc, выпускавшую сервисное оборудование для АЭС. Всё это соединили с Cogema, специализировавшейся на добыче и обогащении урана, а также на переработке ОЯТ (отработавшее ядерное топливо).
Так в 2001 году появилась AREVA - один из крупнейших в мире вертикально интегрированных энергетических холдингов, стратегия которого была направлена на дальнейшую аккумуляцию всех компетенций и технологий ядерного бизнеса. Очень похоже на действия Росатома, но с серьёзным отличием – во французском холдинге нет и не было подразделения, занимающегося эксплуатацией АЭС. Так же нет у них на своей территории добычи урановой руды, потому пришлось давать доли в пакетах собственных подразделений правительству Казахстана и некоторым африканским царькам. Да и обогащение урана, в отличие от нас, френчи самостоятельно не осилили, а получили в свое распоряжение центрифужную технологию, войдя в состав совместного предприятия с URENCO – а это на треть правительство бриттов, треть правительство Нидерландов, и ещё треть немецкие энергетические компании. (Как показательно – мозги и технологии дойчев, а остальные серые кардиналы).

На момент создания AREVA был реальный монстр, что покрывал мировых:
• 20% добычи урановой руды и переработки ее в желтый кек, то есть первого шага в любом атомном проекте, и дальше пошагово:
• 25% химической переработки желтого кека во фторид урана - «конверсия урана», как говорят сами атомщики;
• 25% услуг по обогащению урана до энергетических норм по содержанию урана-235;
• 35% фабрикации и поставок ядерного топлива;
• 90% рынка производства МОКС-топлива - новейшие технологии, освоенные, помимо них, только нами, с нашим ватным заводом за 240 лямов резаной. Так как речь идёт о 2001, с пуском этого производства цифры на данный момент разительно отличаются, как, впрочем, и другие приведённые процентные соотношения. А вот у амеров вышло очередное на весь мир «нешмогла» и сорванные международные обязательства. С потраченными 8 ярдами резанной на недостроенный не ватный, а прогрессивный завод, а после просьбы к Обаме дать ещё 17.3 ярда(!) и обещания через пять лет «ну точно», стройка перешла в разряд заброшенных;
• 25% рынка производства сервисного оборудования и обслуживания АЭС;
• 75% рынка переработки ОЯТ и РАО (радиоактивных отходов).
Звучит грозно. И это во времена, когда ещё никакого Росатома в помине не было, вся наша отрасль переживала одну за другой болезненные реформы и жизнь в ней теплилась только благодаря противоречивому черномырдинскому ВОУ-НОУ. А французики, как и все в прогрессивном мире, почивали на лаврах и перерыв у них в строительстве АЭС составил более 10 лет.

Вот тут и пошла загогулина, очень похожая на американскую. Решили они проснувшись и ничтоже сумняшеся, скакать вперёд, как заправские рысаки, не подозревая, что Зима на носу (планетарная Зима - http://gor-kazenas.livejournal.com/16998.html) и стрекоза уж не поёт. То есть проскочить создание, отработку и построение реактора третьего поколения на своей территории, потренировавшись «на детях». А у себя, ведя в этом направлении все необходимые НИОКР, сразу строить четвёртое. И это при том, что вообще десятилетие отдыхали.
Ну вот придёт такое в голову русскому мужику – пойти поупражняться, пообещав что-либо построить, за кордон? Не представляя, где, чего и почём, не отработав все процессы на домашней площадке? Ведь у нас пиетет к иностранцу пока у большинства в крови, нам очень важно его мнение (от чего надо избавляться, ведь мир вывернется наизнанку в ближайшее десятилетие), плюс самоуважение, которое мы, конечно же, себе оставим.


И вот при готовности проекта в 25-30% (опять общая с амерами болезнь, зимняя переоценка своих сил) они начали пиарить свой виртуальный реактор по «городу и миру». В этот момент назрела у финнов настоятельная необходимость наращивать собственные мощности, появились и финансовые возможности. Был объявлен тендер, где заказчиком выступало TVO, состоящее из промышленных финских групп и правительства, то есть из структур, не понаслышке знавших, что такое атомная энергетика и с чем её едят. Лицензировать и проверять всё должна была госслужба STUK, съевшая на этом собаку да и экологические нормы здесь возведены в ранг религии. А что вы хотели, это же северная Европа. Как бы я не ругал хорошо знакомых мне шведов, но тут как раз та область, в которой у них, как и у финнов, стоит кое-чему поучиться.
На тендер заявились три компании: Минатом РФ с проверенным, референтным реактором ВВЭР-1000 и две компании с замечательными, прекрасно оформленными 3-D моделями. Американцы из General Electric с проектом ESWBR и AREVA аж с двумя проектами – EPR-1600 и SWR-1000. Минатом был практически уверен, что не сможет проиграть – на ВВЭР-1000 финны могли смотреть сразу в нескольких местах, могли ознакомиться с историей работы этих блоков, воочию убедиться в уровне безопасности.
Но французы блистательно и с присущим им шармом выиграли в 2003 году, повергнув в прах российских конкурентов. Ну а как вы хотите без 3-D модели. Первый в мире реактор третьего поколения - последнее достижение науки! За каких-то 3,2 ярда евриков! Ведь, надо заметить, мы хоть и даём существенный и привлекательный задел в цене, многие моменты нам позволяют сиё делать, это одно из наших конкурентных преимуществ – но тут французы были вне конкуренции. Для такого-то заоблачного чуда техники! И потрогать его живого и рабочего обещают уже в 2009 году! Это вам не мифические 4,5 года от вестингов, у которых процессом строительства руководил сверхразум Люсеньки в исполнении Скарлет Йохансон из фильма «Люси» (Люсенькой я теперь свой планшет называю).

Сказано – сделано. Солидно и без суеты закончили договорную компанию, обговорив все нюансы между ТVО и ARIVA. Без спешки и основательно подготовили заранее выбранную финнами площадку. Шёл 2004 год – первый и последний, когда всё происходило в штатном режиме, без скандалов и судебных разбирательств.
Как мы помним, над французами зияла чёрная дыра более чем десятилетнего перерыва, которому мадам Ловержон не придавала должного значения. Ведь в арсенале две госкомпании, они на месте, а то, что с рынка атомного машиностроения ушло множество средних и мелких предприятий – никого не волновало. Мы эффективные собственники, предложили финнам привлекательную цену, и теперь по любому, в этом новом дивном и чудном объединённом мире, найдём кучу желающих выполнить наши сверх-технологичные заказы, да ещё и их придавим по цене. Этот болт дешевле всего делают в Малазии. Вон ту загогулину – в Чехии. Этот выподвыперт – в Сингапуре. Вот эту хреновину кроме немцев никто не потянет, а у остальных космический ценник. Наварят сюда вот эту выпуклость по цене лучше всех англичане. А прокладку между выподвыпертом и загогулиной только в Индонезии - с ними никто не сравнится. Вы считаете - я шучу? Вы думаете – в следующей цифре описка-ошибка и нолик приписан? 1400(тысяча четыреста!!!) подрядчиков из 27 государств! Можете представить себе необходимый уровень слаженности их работы и это при том, что проект ещё только создаётся? Вот договорился наконец ведущий менеджер АRIVA с немцами о конфигурации их хреновины, в которую вставляют только-только спроектированный в Сингапуре выподвыперт, соединённый через только-только рассчитанную в Индонезии прокладку с только-только выверенной чехами по углам и зазорам загогулиной, примыкающей к выпуклости, рассчитанной нагличанами и закреплённой малазийским болтом. И тут звонок этому бедолаге от главного конструктора, что мол в связи с новыми расчётами выподвыперд должен стать наподвыпердом, поменяв градус и состав. А это значит, что и всей цепочке надо менять углы, конфигурации, объёмы, материалы, вплоть до малазийского болта, и опять бесконечно согласовывать, согласовывать и согласовывать.
Как сказал представитель группы AREVA в США Том Кристофер:
«Урок, который необходимо извлечь из опыта строительства финского энергоблока, таков – не начинай строительство и не заключай контракт до того, как ты завершишь проектирование».
А другой ведущий сотрудник AREVA был куда как более конкретен:
«Этот блок был продан тогда, когда финальный проект был готов только на 25-30%. Мы находимся в таком режиме, когда мы одновременно строим энергоблок, проходим лицензирование и завершаем проектирование».
Получается, нахрап по-французски – это придавить субподрядчиков по цене так, чтобы на контракты шли только самые отчаянные, самые рисковые, причем риск в таких случаях бывает только одного типа – «авось кривая вывезет». Плевать на должное качество, на какие-то там дополнительные требования – авось проскочим. Нельзя исключать, что и проскочили бы, да вот STUK и люди из TVO – знали не понаслышке, что такое АЭС.
Вот цитаты из доклада STUK, подготовленного летом 2006 года.
«Для контрактов с фиксированной стоимостью, главным критерием выбора субподрядчиков стали ценовые показатели. Возможности TVO на этапе выбора субподрядчиков по контролю за качеством и соответствием критериям безопасности будущих работ существенно ограничены. … Framatome ANP выбирает наиболее дешёвых субподрядчиков, не обращая внимания на повышенные риски, связанные с качеством работ. Framatome ANP не всегда включает в соглашения с поставщиками требования по безопасности, но пытается вести с ними дела, снижая цены. Из-за стоимостных ограничений и задержек в графике, субподрядчики не стремятся исполнять дополнительные требования, превышающие те объёмы, что зафиксированы в исходных соглашениях. … При выборе поставщика бетона, в условия тендера не были включены специализированные требования к качеству, применяющиеся на сооружении АЭС. В то же время, в условиях тендера были чётко оговорены ценовые факторы. … Не была проведена подготовка персонала, участвовавшего в производстве бетона, с точки зрения принятой в атомной сфере практики и значимости безопасности. … Поставщик передаёт своим субподрядчикам информацию о специфических требованиях для работы в атомной области в ограниченном объёме. …Система качества, применяемая субподрядчиками и поставщиком, является недостаточной. … Обнаруженные ранее проблемы при проведении бетонных работ не были своевременно исправлены. … При производстве бетона не были соблюдены ранее одобренные спецификации бетона и требования к его составу. … По результатам последней проверки, количество не устранённых претензий составило порядка 700».

Тут всплывает ещё одна важная деталь и наши конкурентные преимущества. Чем больше полномочий на контролирование качества проводимых работ у генерального подрядчика – тем больше шансов на то, что брак будет выявлен своевременно. TVO на строительной площадке не держала на постоянной основе своих инженеров, контролеров и в результате дефектные участки выявлялись только по окончании того или иного этапа работ – значит переделки занимали больше времени.
Так же «удивительной» особенностью французско-финского контракта можно посчитать то, как в нем были распределены возможности контактировать с субподрядчиками и со STUK. Надзирающий государственный орган мог контактировать с французско-немецким консорциумом (о роли Siemens мы там помним) только через TVO, а TVO не имело права контактировать с субопдрядными компаниями. Но что же тут удивительного, если никто никому не хотел отдавать никакие концы, так же как нет ничего удивительного в еще одной цитате из того же доклада STUK 2006 года:
«Постоянное использование при сварке чрезмерных зазоров между свариваемыми кромками является прямым нарушением процедуры качества работ и абсолютно недопустимо. Подобные ситуации были бы невозможны при наличии хорошо отлаженной системы контроля за качеством. … Система качества, применяемая субподрядчиками и поставщиком, является недостаточной».

В случае Росатома примеров подобного рода проблем, проблем контактов в цепочке «заказчик — генеральный подрядчик — исполнитель» просто нет или они сведены к минимуму.


Уже в сентябре-октябре 2008, ровно с приходом планетарной Зимы, финские товарищи закономерно пришли к выводу, что сроки строительства пролетают не менее чем на 3 года, тут же педантично подчеркнув, что все дополнительные издержки, согласно контракту, лягут на плечи франко-немецкого консорциума. AREVA тут же попыталась отбиваться и подала исковое заявление в арбитражный суд Стокгольма, обвиняя своих заказчиков в умышленном затягивании сроков рассмотрения подаваемых французами изменений к проекту. Это был первый, но далеко не последний судебный иск, украсивший проект EPR-1600 в Финляндии.

Ещё раз, как я уже делал во второй части этого цикла, не могу не выразить огромной благодарности Борису за его потрясающие знания и многие тонкости в этой области, которыми он щедро делиться и до которых самому не докопаться. Одно дело делаем. Итак зимой 2008 года к проблемам, возникавшим из-за капитального строительства, добавились проблемы с оборудованием – STUK и TVО забраковали изготовленные итальянцами из Societa delle Fucine заготовки для компенсаторов объема – была использована сталь не того качества. Практически одновременно аналогичный брак был обнаружен и у деталей трубопровода от французского Creusot Forge. Финны затребовали переделки в обоих случаях, возложив дополнительные финансовые расходы на AREVA, которая не обеспечила должный контроль. Ситуация накалялась, французы пытались выйти из неё наймом дополнительных рабочих, стройка шла уже в три смены, то есть круглосуточно. Но 4000 человек на строительной площадке – это одно, а качество работ – совсем другое. Нанимать ведь по-прежнему продолжали тех, кто не имел никакого опыта работы в атомной энергетике. Новые проблемы продолжали увеличивать сметную стоимость, теперь сумма возросла до 4,7 миллиарда евро, то есть превысила предусмотренную контрактом на 1,5 миллиарда.

И вот тут не выдержал Siemens. Ему принадлежали, напомним, 34% акций AREVA NP и, следовательно, теперь немцам предстояло расстаться с 578 миллионами. В январе 2009, оценив обстановку, Siemens высказался кратко — ауф фидерзейн, дорогие коллеги по бизнесу, поскольку слишком уж вы дорогие.
Но финансовые вопросы были только одной стороной медали, вторая куда как менее симпатична для немецкой компании. В 2008 году STUK предъявила претензии к разработанной немецкими атомщиками программе «глубоко эшелонированной защиты» SPPA-T2000 – по мнению финского регулятора, эта программа была слишком сильно взаимосвязана с программой TELEPERM XS, отвечавшей за нормальную эксплуатацию станции. Можно спорить, насколько обоснованны были претензии STUK, но французы, которым осталось «в наследство» творчество немецких программистов, решали эти проблемы вплоть до 2014 года. По мнению многих заинтересованных экспертов, да и просто прикипевших душой к Западу обозревателей, именно проблема с АСУ ТП (автоматизированная система управления технологическими процессами), частями которой были обе эти программы, и стала основной причиной срыва всех сроков строительства. Но будем объективны, ведь даже беглый обзор того, что происходило на строительной площадке, какие проблемы возникали со множеством поставщиков оборудования, показывает, что проблема с АСУ ТП была лишь, пусть и важной, но только частью целого комплекса причин, которые привели AREVA к фиаско.

Уход Siemens из консорциума привел к тому, что срок сдачи энергоблока был перенесен еще на год – теперь новым сроком стали называть 2012 год. Побывавшая с инспекцией на стройплощадке в январе 2010 Анн Ловержон на словах была настроена весьма оптимистично – «я весьма ободрена достигнутым в Олкилуото прогрессом», но от прямых вопросов журналистов о том, когда же этот прогресс закончится запуском реактора, Атомная Анна просто уклонилась. В марте 2010 представители TVO уже официально известили, что пуск состоится не в начале, а в конце 2012 года – прогресс продолжался…
В апреле того же 2010-го был обнаружен очередной брак – в этот раз на сварных швах трубопровода, допущенный на заводе Nordon, поскольку AREVA снова не уследила за качеством, проводя контроль непосредственно на предприятии. Дальнейшие бесконечные сдвиги по срокам, непрекращающиеся судебные препирательства, многократный рост изначальной цены такой красивой виртуальной 3-D картинки.

Краткие итоги – 2018-й год вместо 2009-го (если, конечно, все пойдет благополучно) и 8,5 млрд евро вместо начальных 3,2 - что тоже не предел)). Арбитражные суды второй инстанции летом этого года приняли решение по искам в пользу финских заказчиков.

Всё то, что пыталась продемонстрировать Франция – полная калька с американских методов. Westinghouse, как мы знаем, первый заказ на свой АР-1000 получила не в Штатах, а в Китае, на лоббирование интересов этой компании были брошены силы политиков, не стеснявшихся использовать любые способы давления на потенциальных заказчиков. Чем это закончилось для Westinghouse, нам тоже известно – печальная история. Вот и у французов получились те же грабли,
только «немного в профиль» – AREVA была и остается государственной компанией и государство теперь вынуждено разгребать все проблемы, в которые они столь старательно вляпались.


Всё перечисленное в этом цикле статей в сумме - весьма назидательные уроки, так хорошо освещающие наступившие подоплёки глобальной Зимы и новые планетарные расклады.

С Божьей помощью, надеюсь, в следующем, заключительном посту, дойдём до Росатома и всё будет о нём.

АТОМНЫЙ КУЛАК ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СВЕРХДЕРЖАВЫ 3

Продолжим наше повествование о таких естественных в «зимних условиях» злоключениях наших партнёров и их сдувшегося атомного кулака. Вообще, планетарная Зима (http://gor-kazenas.livejournal.com/16998.html), это не только переход к странам «Севера» всей полноты энергии Ци в результате её надмировой и недоступной нашему разуму циркуляции. Не только выдвижение нашей Родины на первостепенные роли и резкий рост её влияния и могущества. Это, прежде всего, ещё и общая энергетическая подоплёка всего и вся в нашем Слое. Если в течение прежнего осеннего цикла главенствовала «предпринимательская активность», кипуче бурлила энергия вайш и злато уверенно заявляло – «Всё куплю!», то Зима – время спячки. Хомячки и лемминги засыпают, постепенно, но неуклонно падает производительность труда на всём нашем Шарике, прежние методы и подходы, особенно для масштабных проектов, начинают давать сбои.

Происходящее на мировых «ударных капиталистических» атомных стройках хорошо иллюстрирует этот тезис. Мы охватили взглядом китайские злоключения, посмотрим, что же творит Вестингауз на домашних площадках. Не далеко от этого ушли и френчи со своей Аревой в Финляндии, где так уверенно выиграли все тендеры у Росатома в лохматом 2003-м. Этих, даст Бог, коснёмся следующими.




Итак, получив наконец с девятнадцатой попытки(!) сертификацию от КЯН (NRC – американской «Комиссии по ядерному надзору») , собранные с миру по нитке силы приступили к ваянию это чуда инженерной мысли на домашней площадке. Значительно позже, чем на китайской, ведь строить не одобренное никто не даст. Речь шла о третьем и четвертом блоках АЭС Vogtle в штате Грузия, и ещё двух блоках на АЭС Virgil C. Summer в Южной Каролине. Шёл конец 11-го года. Рассмотрим, как пример, первую из перечисленных.


Всё, что удалось без проблем и по регламенту – это вырыть котлован. Дальше пошло строительство основания, где тоже вроде ничего сложного – связуй себе арматуру определённого ГОСТа и заливай бетон нужного качества. Тем более в Америке строили много и статистические темпы впечатляли. Но одно дело прирост квадратных метров из фанеры (а возводимое жильё в основном такое) или вырастающие то тут, то там обычные небоскрёбы, где наверняка, что-то в сторону удешевления мухлюют, давая на лапу давно прикормленным проверяющим. А тут-то всё должно быть строго по регламенту.
И вот в апреле 12 года атомная комиссия, оторвавшись наконец от гипнотически красивой три-де картинки, решила взглянуть, а что же там в реале. Сухая строчка вывода не передаст живого зрелища матерящихся проверяющих, лицезревших воочию возводимое чудо - «установленная не должным образом арматура имеет значительные отклонения от проектной документации».
Выдать глубину собственной рукожопости …эээ высококвалифицированных строителей, было бы верхом потери имиджа, а потому опустили подробности, назвав «неразглашением коммерческой тайны».

Только начали - и переделывать! Три месяца лучшие специалисты исключительной нации пытались обуздать неподвластную арматурную стихию. Не сразу это давалось, ну а присмотреться к местной прессе - газете Augusta Cronicle и небольшому такому сообщению: «Тесты на наркотики и алкоголь в 2012 году на площадке возведения АЭС Vogtle не прошли 158 рабочих» - то завеса над тайной несколько приоткрывалась))).




Сроки, штрафы, убытки. Вестингауз платил.

Поборов стихию и решив вопрос с основанием, настала пора устанавливать оборудование. Сказано-сделано и вскоре, в январе 13-го, морем из Южной Кореи в порт Саванна штата Джорджия приплыл корпус реактора весом 330 тонн.
Я читал определённые рукопожатные блогерские заметки и репортажи массмедиа о ведущемся строительстве. Там в комсомольско-задорном стиле давались реляции о самом передовом возведении АЭС мира и высокотехнологичной доставке грузов к нему. Какие принимаются продвинутые технологические решения, какие используются входящие в книгу Гиннеса подъёмные краны и прочее, прочее, прочее. Да и от самих вестингаузовских презентационных роликов веяло магией неукоснительно надвигающегося будущего.




Обязательно всё сопровождалось роликом доставки 330-ти тонной махины на площадку, как уверенно её тащит локомотив.

Корпус реактора на железнодорожной платформе Фото: southern.railfan.net


Но вот то, что в первый день он проехал не больше мили и всё закончилось плачевно – у этой братии не встретишь. Сначала пошёл какой-то отмазон в виде наукоёмко-расплывчатых формулировок от пресс-центра Вестингауза:
«Платформа, на которой крепился корпус, стала несоосной по отношению к вагону-транспортеру».
На человеческом же языке от Nuclear Intelligence Weekly от 15 января 2013 года это звучало так:
«Во время перевозки платформа с реактором сильно перекосилась и накренилась вбок, почти достав землю. Это случилось сразу же после начала движения поезда».
Может там и железнодорожники решили не отказаться от пущенного по кругу косячка от сопровождавших груз сотрудников Вестингауза? Эти-то явно смотались со стройплощадки за грузом, когда там тесты на наркоту проводились. Что хорошо видно по их перлам, выдаваемым при попытке объяснить происшедшее:
«Наклон корпуса был сделан намеренно в ходе попыток выровнять платформу»


Намеренный наклон))) Фото: ogaugerr.com

Пришлось, видимо, найти тех, кто не под такими забористыми шишками, перегрузить и отволочь обратно в порт.


Уже летом 13-го прорабы на стройке века начали прикидывать свои возможности с оглашёнными до этого «планов громадьё». Пришлось впендюривать ещё одну смену, ибо точно отставали. Строительный атомнадзор обнаружил очередные несостыковки - на сей раз в проектной документации. Опять повалил густой дым характерного вкуса из бытовок инженеров-проектировщиков, ибо приходилось всё переделывать на месте и на ходу. Вступали в бой всё новые и новые субподрядчики, волнительно слепили ночные прожектора – эпической была картина ударной комсомольско-капиталистической стройки. Злополучную махину корпуса реактора со второй попытки удалось наконец дотолкать до места, но дополнительные проверки его целостности шли ещё около года. А бедные притихшие и поседевшие вестингаузовские бухгалтера платили и каялись, каялись и платили подрядчикам и субподрядчикам, окрестным шерифам, вытрезвителям и заказчикам. Месяц задержки – это 40 млн долларов, 18 месяцев – и 720 миллионов долой. Кто должен платить – вот в чем вопрос.
Ведь к 15 году случилось уже для многих очевидное – срок сдачи передвинули на 18 месяцев. Для многих, но не для заказчика, хотя он уже о чём-то начинал догадываться. Ведь нужно сделать определённое усилие, как следует «тряхнуть головой» дабы развеять гипноз презентационных супер-роликов.
Ещё 16 декабря 2014 года Georgia Power, как заказчик пожаловалась энергорегулятору своего штата на Вестингауз и его партнёров, что те отказываются))) передавать ему обновлённую редакцию графиков строительства блоков. Они ведь к тому моменту добились от Вестингов только плана работ на 15-й. Естественно, заказчика подобное упорство сильно взволновало и он начал что-то подозревать. Потому что на самом деле, первоначально было оговорено, что третий блок пустят в апреле 16 года, и отставание от соответствующего графика достигло 21 месяца. Свои вопросы появились и у энергорегуляторов Джорджии. Их интересовало, кто же, в конечном итоге, командует парадом? Заказчик, платящий астрономическую сумму порядка 14 миллиардов долларов, или его генподрядчик?
И действительно, плохие предчувствия заказчика не подвели. Наконец, с боем выбив новую версию графиков, выяснили – да, пуски вновь перенесены, на сей раз на 2019-2020 годы. Таким образом, стало возможным говорить о трёхлетней задержке с пусками по отношению к первоначальным планам. В возникший спор была вынуждена вмешаться Southern Nuclear, как головная компания для Georgia Power. В заявлении, распространённом 29 января 2015 года, Southern высказалась коротко и жёстко. Президент компании Том Фэннинг был непреклонен:
-Мы не станем платить эти деньги. Их заплатят подрядчики.
На что Вестинги попытались через свою прессуху оптимистично проблеять:
-Проект продвигается хорошо… Обновлённая редакция рабочего графика отражает реалистичные и достижимые сроки и опирается на имеющуюся информацию.
Правда, солидно и основательно звучит? Закончим цитатой все из той же питтсбургской газеты:
«Пресс-служба Georgia Power в своих комментариях более конкретна – задержки вызваны «продолжающимися проблемами с модулями и общей эффективностью генподрядчика». Ну а как не для прессы выразились представители американской глубинки, эти обитатели ржавого пояса, избравшие Трампа, на предложение подождать пару лет и при этом раскошелиться на 720 миллионов – можно примерно представить. В общем, «не прокатило» – опять платили Вестинги.


11 июня 2016 года на рано поседевших бухгалтеров Вестингауза свалилось следующее закономерное несчастье. После такого официального сообщения они дорывали на себе остатки волос:
«Сроки пусков блоков №№3/4 АЭС Vogtle (США) с реакторами AP-1000 будут вновь сдвинуты. Об этом заявил представитель комиссии по коммунальным услугам штата Джорджия (США) на недавней конференции в Париже».


К этому времени общая смета двух реакторов доросла до 14,79 миллиарда долларов – вспоминаем первую циферь из презентации – 1,2 млрд за штуку, за два значит 2,4)))). И надо понимать, что на другой стройке АЭС Virgil C. Summer, где шло и идет сооружение еще двух блоков АР-1000, всё то же самое. Ну, может только, там умудрились реактор под откос не завалить. Одновременно, приплюсуем сюда еще 4 китайских блока и царящий там бардак. Прибавим долгие бои с КЯН и разработок всё новых и новых 19 проектов для сертификации, что означает дополнительные дорогостоящие тысячи и тысячи человеколет конструкторских и экспериментальных работ. Сложим сюда пробуксовывания при воплощении три-де картинки "в железо" и проблемы с самим железом от сплава-600. Везде платить, везде каяться. Поседевшие и без волос бухгалтера приходили к плачевному выводу – компания банкрот. Честно говоря, вообще не понимаю, как они так долго держались и почему этого не случилось раньше.

Прибавлю кое-что, чтобы два раза не вставать, вед "позитивный" новостной фонтанчик от них не перестаёт бить ключом. Кое-кого по темечку. До начала банкротства сроки сдачи ударной стройки были установлены на декабрь 2019 года для блока №3 и на сентябрь 2020 для блока №4, но буквально за пару недель до подачи ими документов на добровольное банкротство, появились сообщения о том, что и эти сроки будут перенесены. Причина – некачественный, не соответствующий спецификации бетон на некоем неназываемом объекте ))), который, как всегда радужно и обтекаемо - «не критичен для поддержания уровня безопасности станции»))).


Вот такая вот атомная энергетика у наших партнёров, или как выражаются в жизни: что-то он плохо выглядит, плохая у него энергетика.

За сим, даст Бог, поговорим про французов и уже, промыв косточки конкурентам, дойдём до родного Росатома.

АТОМНЫЙ КУЛАК ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СВЕРХДЕРЖАВЫ 2

Неотъемлемой составляющей нашей набирающей мощь энергетической империи является госкорпорация Росатом. Это отдельная, стремительно обрастающая мышцами конечность. Такую нарастить себе могут позволить «не только лишь все». Каждая третья лампочка в Москве и каждая пятая в России подпитывается от энергии атома. Тут помимо лежащих на поверхности факторов в виде различных научных и производственных потенциалов, важен именно подход на уровне государства и политическая воля. Хвалёные западные корпоративно-холдинговые методы на таком масштабном уровне уже начинают пробуксовывать, а в условиях наступившей планетарной Зимы это просто превращается в цирк. В цирк до такой степени, о которой я и помыслить не мог, пока не взялся серьёзно изучить данную тему. «Зима близко» из «Игры престолов» - та общемировая тенденция (http://gor-kazenas.livejournal.com/16998.html), которую талантливый Джорж Мартин начал посредством творческой интуиции улавливать в начале 91-го года, приступив к своему циклу «Песнь льда и пламени». А ведь обросший во всю осенним жирком мир вокруг ни о чём подобном даже и не намекал, а наоборот стремительно нёсся к завершающим этапам глобализации, к концу истории по Фукуяме (http://gor-kazenas.livejournal.com/22117.html). Если бы нас удалось окончательно победить-развалить, вы представляете в какой точке бы сейчас, в 2017-м, всё находилось? Уже дожёвывались бы остатки всех гос-суверенитетов через всякие глобалистские атлантические и тихоокеанские союзы. Все эти случившиеся в нашей реальности кризисы доткомов, ипотек и тенденции к прочим, успешно купировались бы набухавшим ростом от поглощения и переваривания остатков России и дележа доставшихся ресурсов. В Зиму бы они вошли хозяевами планеты и смена Времён года уже не имела бы значения – фукуямовский конец по любому бы наступил. Китайцы со своим муравейником и «взглядом на века» никуда бы не рыпались, а более-менее вписались бы в эту общепланетарную дьявольскую стройку. Сложней бы пришлось индусам, не говоря уж про всех остальных не из золотого миллиарда. Какие культурные тенденции и нравы бы уже царили в мире, не сдерживаемые российским маяком консервативного традиционализма, сейчас даже сложно представить. Когда думаю об этом – у меня мороз по коже.
Специально для наглядности и лучшего понимания обстоятельств, что мы будем рассматривать, и их подоплёки, обратил на это внимание. Вектор глобализма казался несокрушимым, полярный мир с развалом СССР приказал долго жить и «всё цивилизованное человечество» праздновало викторию. Именно эта незримая, обманчивая атмосфера победы, когда Союз один за другим сдавал все свои рубежи – научные, военные, политические, идеологические, мировоззренческие - и явилась тем фактором, той средой, в которой победители начали думать, что уже почивают на лаврах. Конечно, в области фактов и логики можно с успехом изучать ощутимые, лежащие на поверхности причины именно такого поведения наших конкурентов. В том числе и в сфере мирного атома. Когда десятилетиями ничего не строилось и была пролюблена значительная часть всего научного, технического, производственного и человеческого потенциала. Но то, что они совсем задремали в сладких победных грёзах, когда во всю уже мела зимняя метель за окном - и было основной питательной средой, из которой выросла уже НАША победа.



За дальнейшую исчерпывающую и подробную специализированную информацию благодарность многим сетевым ресурсам, но отдельное спасибо Б. Марцинкевичу.
Прежде на планете рулила «большая атомная четверка»: французы с поднятой государством AREVA, японцы, американцы с их 104 блоками АЭС, и государственный концерн Росатом.

Но говоря о великой атомной державе США, с их Вестингаузом (Westinghouse), что у всех на слуху, мы чуть-чуть вводим себя в заблуждение. Но, поверьте, совсем немного - ведь и штаб-квартира в Пенсильвании, и заправляют в компании американцы. Правда, в 96 году они расстались за 3 млрд резаной со своим военным атомным подразделением в пользу оборонной корпорации Northrop Grumman. Ну, избавились от каких-то активов и избавились. А как ещё прикажете поступать, если «конец истории» не за горами и 96-й на дворе, развалившийся СССР всё приносит на блюдечке (мозги и секреты в том числе), и минуло уже 17 лет с последней установки в Гегемонии корпуса реактора в энергоблок. Продвинутый капитализм, знаете ли, и рынок, который, как известно, всё расставит по своим местам, не позволяют содержать лишние рабочие места, подразделения и институты. А потому на этом Вестингауз, конечно, не остановился: в том же году почти всё остальное, то есть мирные части атомной программы, были проданы британцам из BNFL. Те, в свою очередь, руководствуясь многовековым чутьём и знанием глубинных подоплёк всего происходящего на планете (Брексит из той же оперы), в 2006 продали всё корпорации Toshiba, многократно наварившись и на порядок(!) превысив свои вложения. Отдали с огромной прибылью то, что через десять лет обанкротится! С тех пор какие-то мизерные 87% акций у японцев. Ну и эти малые проценты – не всё. Ещё 10% акций – внимание, не поверите! – собственность Казахстана. Не прост наш Назарбаев, ох не прост!
Вот такой вот атомный монстр «есть» у США. Но что это вы всё про какие-то скучные проценты, про заброшенные производства и, как следствие, утраченные промышленно-технологические возможности? Как можно вообще бросать тень на самую лучшую страну вселенной и американскую мечту? Честное слово, какой-то ватный взгляд на мир. Всё им «грязные цеха», «чугиний», «родную проходную, что в люди вывела» подавай. Вы же не представляете, какие у этой передовой и главенствующей в мире компании менеджеры! Какой креативный персонал, тимбилдинг, ассестмент, маркетинг, директ-маркетинг, фандрайзинг, хедхантинг, какие пиар-менеджеры, имеджмейкеры, медиа-баэры, медиа-пленеры! Может ли совковый Росатом хоть близко к этому недосягаемому уровню провести презентацию, так же виртуозно выдать необходимые графики и диаграммы, показать будущий реактор и все его процессы в неописуемо чётко прорисованной 3-де модели, в конце концов? Конечно нет. Он по старинке везёт делегации на уже построенные новые блоки под Воронеж, где опять же, предлагает какими-то дедовскими методами пощупать, полазить, проверить. Да и вообще, вся эта ватная нерасторопность - сначала построить у себя, а только потом уже трубить по всему миру. Да и трубить то не умеют.


И вот, как-то странно менялись времена, фукуямовский прогноз всё не наступал, Россия медленно, но верно, наращивая мышцы на этой своей конечности, сжимая атомный кулак. Французы, вдруг пробудившись от спячки, начали на госуровне прокачивать себе подобные бицепсы и трицепсы. Надо было начинать хоть что-то делать. Конечно, продвинутый персонал Вестингауза, при недвусмысленной и грубой поддержки на самом верху от дяди Сэма, начал наступление по всему миру в стиле «добрым словом и пистолетом». Какие зазвучали во всех уголках «города и мира» презентации – любо дорого! Какие графики, диаграммы и три-де модели! Снижение затрат в новом продвинутом проекте должно было достигаться за счет внедрения пассивных систем защиты вместо активных. Это когда процессы развития реакций тормозят сами себя при критических значениях. (Кстати то, что давно используется на одном из наших росатомовских экспериментальных реакторов, о прорывном мировом значении которого в области медицины поговорим чуть позже.) Должны были использоваться модульные конструкции при сооружении АЭС, то есть всё делалось бы на заводах, а на стройплощадке бы соединяли только готовые модули, что сокращало бы и удешевляло строительство. Большая роль отводилась и компьютеризации технологий проектирования и планирования строительства. План строительства, созданный при помощи программы Primavera, предусматривал, что при 50-часовой рабочей неделе с момента начала закладки первого бетона до начала загрузки ядерного топлива, должно было пройти не более 36 месяцев.))) - запомните! Программа CAVE, созданная специально для этого чудо-реактора, по замыслу ее авторов, должна была позволить не только наблюдать за ходом строительных работ в реальном режиме времени при трехмерном изображении – она могла использоваться при эксплуатации самой станции для контроля за «грязными» работами при минимизации дозовых нагрузок на персонал. С учетом всего перечисленного, проект АР-1000 был анонсирован как дающий снижение капитальных затрат при большей безопасности и упрощающий процесс лицензирования в любой стране. Цена не должна была превысить 1200 долларов за 1 мВт установленной мощности. Вестингауз декларировал, что запуск реактора обойдется всего в 1,2 млрд долларов – что было прорывом в атомной энергетике))) – запомните ещё пару цифр. Чувствуете, как с ваших мониторов веет на вас неудержимый сквозняк всего прогрессивного?
Вестингауз выигрывает конкурсы – успехи в Чехии и в Болгарии, подписан меморандум о взаимопонимании с NPCIL – государственным оператором всех АЭС Индии. Бритиши дали предварительное добро, но с внесением определённых технических поправок, а там мол и поглядят - этих так не проведёшь. С китайцами вообще мега-сделка, где речь шла о ста (!) реакторах АР-1000 (на 1000МВт) в Поднебесной. Вот тут, конечно, сработало чистое «добрым словом и пистолетом». Ведь сами американцы в различной прессе, в том числе и деловой, оценивали этот контракт 2006 года как большой дипломатический успех всей администрации Буша. Заметьте - не как успех и неоспоримую конкурентоспособность своей атомной энергетики, что в переводе с дипломатического: продавили всей доступной мощью Госдепа. Этого у них не занимать. Вот недавние переговоры Трампа с Си Дзиньпином, во время поднятой пыли от той части «Топоров», которой наши, по определённым договорённостям, позволили долететь до Шайрата – из той же оперы. Тогда храбрые китайцы сдали всё что можно и нельзя по Северной Корее. Пришлось нам заступаться. Ну, не воины, что с них взять. Духовенство-браманство во главе крестьянства и не подразумевает шашек наголо. Зато как пить дать – азиатские евреи, а сами евреи от них, во время торговли или переговоров, рвут волосы на всех положенных и не очень местах. Так что сто, не сто реакторов, но технологии амерам пришлось по контракту выкладывать. А то бы это всё выглядело ооочень странно и не похоже на наших китайцев. Ведь заказывались реакторы, пока не существующие в природе, да ещё и не прошедшие лицензирования(!) в самой Америке! Кстати, и до сих пор ещё не существующие. Мало того, как проговорился совсем недавно один из вестингаузских шишек, тогда, при переговорах с китайцами, готовность по этому проекту была 15-20%. И предшественником то у этого чуда АР-1000 был продвинутый АР-600 (на 600МВт). Это хорошо известная всей передовой мировой общественности прорывная разработка. Ведь США первыми отказались от проектирования и строительства реакторов III поколения, посчитав их недостаточно безопасными, недостаточно экономичными и, следовательно, недостаточно конкурентоспособными. В развитие этой идеи именно Вестингауз разработал то, что было названо проектом реактора поколения III+ — одобренный в 1999 году NRC – американской «Комиссией по ядерному надзору» (КЯН). Как объявлялось из каждого утюга: «AP-600 имеет вдвое меньше клапанов, на 80% меньше труб, на 70% меньше кабелей управления, на 35% меньше насосов и на 45% более сейсмоустойчив, чем существующие реакторы. На действующей электростанции реактор AP-600 может быть построен за 3 года.» Вот потому прогрессивная общественность точно знала, что это самый лучший проект всех времен и народов. Ну, исключая маленькую и незначительную деталь, что и этого чудо-проекта до сих пор нет в железе. Никто и не собирался даже строить. Но что вы всё о железяках и чугуния, право слово. Ваш этот вот пропитанный ватой взгляд ни к чему хорошему не приведёт. Хорошо, давайте уж совсем не ёрничать, и более детально посмотрим, что же всё это время делали стейтцы (так, помню, мы называли амеров в Союзе). Будет неправильно так односторонне и предвзято относится к конкурентам и соперникам, так с водой и ребёночка недолго выплеснуть. С чем же они подошли к 99-му году? Ведь нельзя говорить, что за все 20 лет после аварии на американской АЭС Триангл-Айлэнд в 1979 году, у них ничего не делалось. Да, тогда, почти сорок лет назад, и строительство и проектирование новых реакторов на территории США было прекращено от слова совсем. Эта авария, кстати, и послужила началом той антиатомной истерии среди населения, парламентов, всяких зелёных и серобуромалиновых в Европе и не только. Чернобыль лишь подлил масла в огонь, а Фокусима выступила поддувным горном, особенно для Азии. Надев подобающую морду лица заметим, что американцами велись очень серьёзные разработки в области КИУМ – «Коэффициента использования установленной мощности» – показателя, имеющего огромное значение для любого реактора: насколько близко удается в ходе реальной эксплуатации подобраться к заявленной проектировщиками мощности. Работы НИОКР по оптимизации топливного цикла не останавливались и получились весьма впечатляющими – чтобы нельзя было упрекнуть нас в предвзятости к оппоненту. Это к тому, который разрушил нашу страну и обрёк на десятилетия унижений и нищенского существования. Действительно, не увеличивая количества реакторов, американцы увеличили количество генерируемой на них электроэнергии с 240 млрд кВт часов до 750 в год. Более чем в три раза – это действительно много, не стоит принижать их конкурентные достижения. И большая часть этих работ была выполнена именно структурами Вестингауза, так что определённого опыта этой компании было явно не занимать. Они умели делать, и делать очень качественно, привода для системы управления защиты реактора. Так же у них имелся штат прекрасных программистов, способный обеспечить цифровую систему безопасности. И – все. Это и есть «ведущая американская атомная корпорация» не на бумаге или в телевизоре, а на строительной площадке. Информационные агентства из каждого утюга на планете с удовольствием рассказывают, что Вестингауз ведет строительство одновременно восьми атомных реакторов АР-1000. 4 в США и 4 – в Китае. Любой рукопожатный либерал легко объяснит, что это намного больше, чем 34 реактора, строящихся Росатомом, который, само собой, не способен конкурировать с таким монстром.
Итак, сначала в Поднебесной, затем и в самом благодатном Гегемоне, американский атомный монстр приступил к строительству. Расчищались площадки, заливался фундамент. О степени общей готовности предлагаемого продукта мы уже упомянули. Это большая часть, но только часть беды. Мало того, что они презентовали и пиарили по всему миру пустую три-де картинку, не представляя до конца, как воплотят её в «железе». Сам рекламируемый «продукт» не имел на начало этого цирка сертификации в самой Америке. Его предшественник, «виртуально продвинутый» АР-600, хотя бы имел. Сначала американская комиссия вроде бы и выдала лицензию для АР - 1000. Но затем под напором групп учёных, экологов и всяких зелёных им пришлось признать очевидную и неудобно выпирающую вещь. В угоду магических цифр экономии, строительный регламент был так облегчён, закладываемые параметры так минимизированы, что обычные требования того же МАГАТЭ к сооружениям подобного класса и рядом не стояли, не говоря уж о падающих самолётах и прочих «ненужностях». Доработка и согласование проекта заняли пять(!) лет. Многократно переделывалась конструкторская документация, работали конструкторы, программисты, целые отделы, непомерно росли расходы, дорожали сметы.
Параллельно стоит упомянуть о долгой битве за металл. Причём, за металл, сначала, и в буквальном смысле слова. Есть некий сплав-600, повсеместно использовавшийся в зарубежном атомостроении. С аббревиатурой I-600 - Инконель 600 или просто «сплав 600». Инконель – это целое семейство никель-хромовых жаропрочных сплавов, в 600-м содержание никеля составляет 72%, хрома – от 14 до 17%, от 6 до 10% железа. Как говорят нам про него справочники: имеет высокую коррозионную устойчивость в сочетании с жаропрочностью. Вот самое оно для таких условий. Ан нет, совковые атомщики почему-то до такого не допёрли и использовали нержавейку. Ведь может и знали что-то, да ведь таких отсталых не о чём и не спрашивали. А если бы спросили, то выяснили, что данный сплав при радиационном воздействии резко теряет все свои антикоррозийные качества. Для пиндосов были, конечно, звоночки, потом целые колокола, но что там в креативных головах, нам, ватникам, не понять. Ведь уже в 1971 фиксировались первые течи в парогенераторах западных реакторов, чуть позже скорродировал патрубок на компенсаторе объема на блоке №3 АЭС San Onofre в Америке, в 1987 такая же проблема возникла на блоке АЭС в Арканзасе, в 1987 появились первые сведения о коррозии сплава-600 на французских реакторах. Выскочить из всего этого безобразия успели только немцы, которые отказались от чудо-сплава сразу после первых коррозионных инцидентов. А вот в виртуально продвинутых и красивых три-де картинках АР -1000 проектировщики заложили именно сплав – 600. А ведь это масса деталей и основных узлов. Как могло быть такое, спросите вы? Ведь из этого же не делали секрета и вся информация по инцидентам была опубликована в докладе NUREG-1823 и в документе MRP-111 (Materials Reliability Program Resistance to Primary Water Stress Corrosion Cracking of Alloys 690, 52, and 152 in Pressurized Water Reactors). А вот что значит, во-первых, в отличие от Росатома - одни проектируют, другие строят, третьи эксплуатируют. Во-вторых, любой негатив и какие-то неудачи Гегемона тщательно обходятся в мировых и местных американских массмедиа стороной, не раздуваются, не афишируются. Это у нас всё, как в кривом зеркале - вместоСМИ.

И гром, который уже не замолчишь, грянул 16 февраля 2002 года - в США был внепланово и экстренно остановлен единственный реактор на АЭС Davis-Besse – из-за интенсивного забивания фильтров бором. Долго шедшее расследование показало, что: а) реактор находился в шаге от катастрофы; и что б) проблема возникла из-за коррозии втулки крышки реактора, изготовленной из всё того же злополучного плава-600. Пришлось снова браться за конструкторские работы, перепроектировать корпус реактора на новые сплавы и кучу прочего, что естественно, не могло не вызвать очередного роста сметной стоимости. И это всё, помимо прочих фукусим и ряда других факторов, отражалось на раздутой цифре лицензирования - пять лет.
Горе-атомщики начали проводить аудит американской промышленности, а кто же вообще способен сотворить такую невидаль, да ещё и исключая сплав-600. Тут выяснилось, что производить сталь для трубопроводов первого контура – некому, производить компенсаторы объема и парогенераторы – некому. В Америке, как выяснилось, никто не способен изготовить корпус реактора, а так же заготовки для него и для парогенераторов. Вот три-де накатать, предоставить адвокатов и менеджеров, обеспечить уже их - психоаналитиками, парикмахерами, визажистами и массажистами – этого добра сколько угодно – а вы всё со своими железяками. Пришлось идти к Toshiba, что в отличие от своей «дочки», в «железе» умеет многое, и про оборудование для энергетики там не только по радио слышали. Но проект такого масштаба и им было не потянуть – часть отдали Mitsubishi, задействовали пару итальянских компаний, часть перенаправили корейцам. Но будем объективны, шесть американских компаний всё-таки что-то там ковыряет, заливает бетон и делает прочие нужности. Правда одна из них почему-то называется Siemens – ну ведь завод-то на территории США. Итого – в проекте участвует 12 подрядчиков, не считая Toshiba. Но, поверьте, эта цифра не верх цирка – то, что устроили французы, выступив клоунами на финской арене, превышает её на два(!!!) порядка. Это в России есть государственный концерн Росатом и все наши АЭС, проектируются, строятся, и управляются гос-структурами. Но давайте вспомним их красочно-гипнотизирующие презентации. Помните там что-то говорилось о прорывном блочно-модульном методе возведения АЭС, серьёзно снижавшем себестоимость? Это когда всё делается на заводе, а на стройплощадке просто состыкуется. Простите, а как теперь впихнуть в один модуль оборудование, которое производится в разных концах земного шара? В корейский корпус запихнуть итальянский трубопровод первого контура, присоединенный к американскому главному циркуляционному насосу? Опять овраги, опять многократное удорожание. Когда подписывали контракт с Китайцами в 2005 году, речь уже не шла о красивых цифрах из презентаций, выходило 4 реактора за 8 млрд резаной, а значит уже далеко не 1 200 за 1 кВт. Тут и сплав-600 и модули и многие другие факторы. И на каком-то этапе этого бардака (простите, оговорился – передового строительства), сроки которого постоянно сдвигались, китайцы начали задавать вполне реальные технические вопросы. А вот там у вас в проекте насос ГЦН, а покажите-ка нам его пожалуйста в живую, в действии. Надо сказать, что Главный Циркуляционный Насос (ГЦН) – основа основ любого реактора, вокруг которого и обёрнуты трубки с теплоносителем, гоняемым этим насосом. Задача теплоносителя – забрать тепло ядерной реакции для вращения вала турбин и не дать нагреться выше критических параметров. Не должно быть ни одной аварии, ни одной протечки, потому он и «главный». МАГАТЭ не разрешает эксплуатацию, если это всё дело не дублируется тремя ГЦН. В амерском проекте было четыре таких щтуковины. Естественно, как мы уже все всё понимаем, что только в проекте. Вот представители поднебесной и сказали: "А покажите ка в живую". На что им ответили: "Да нефиг делать"- и стали думать, а кто же такое чудо вообще способен воплотить. Видимо, изначально они подразумевали, что собственный ВПК преспокойно научился клепать подобный механизм на реакторы на атомных подводных лодках. Ну там небольшие такие насосы, с мощностью от 100 до 400 hp, а тут нужно 7000 hp. (Вообще живут, как на Луне, с их галлонами, милями и прочим. И здесь подобное – хоуз пауэр – столько-то электрических лошадей, мать их так! Электрическая лошадиная сила, Карл!-я под столом))))
1 hp = 746 ватт.) Так вот, одно дело на субмарине насосик, другое – семи метровое сооружение весом в 90 тонн. Ведь естественный вопрос от китайцев:
- А точно справитесь?
- Да как нех.. делать, мы же - исключительная нация!
- И чего, так же как на подлодках, в закрытом неремонтируемом кожухе?, – опять с подозрением вопрошают.
- Конечно!!!
- Но к ним же тогда ни с каким ремонтом не подберёшься ?!
Правда, науке известно, что работают же у русских центрифуги по 30-40 лет, а здесь – 60! В общем, не верят уже китайцы, хотят увидеть отдельно от реактора в действии.
Сказано – сделано. Амеры бегом к компании, что производит насосики для субмарин – CurtissWright Corp. Те, увидев техзадание, руками и ногами перепихивают другим - Woolaston Alloy. Вот сухие строчки отчета проверки первых двух ГЦН, проведенных китайцами: на одном согрели к черту подшипники, на втором были разрушены вольфрамовые лопатки рабочего колеса. Вестингауз был «вынужден признать некорректную работу ГЦН в режиме без нагрузки». Без нагрузки, Карл!.. Весь 2010 год ушел на эксперименты под наблюдением представителей заказчика – китайцы прекратили благодушничать и подошли к проблеме максимально жестко. В 2011 году очередной эксперимент показал, что ГЦН могут работать и без поломок – все запчасти остались целы. Вот только локальный перегрев))) вынудил прекратить испытания уже на 14-м цикле из 50 запланированных. Знаете, если подробно описывать все проблемы этих флотских ГЦН для АЭС – долго получится, давайте лучше речитативом. 2009 – подшипники и лопатки; 2011 – перегрев; 2013 – от одной из лопаток отвалился кусок; конец 2013 – проверка уплотнителя показала, что ГЦН начнет «сифонить» лет через 5-6; 2015 – при испытаниях лопатки пошли мелкими трещинами. Какие уж тут сроки сдачи АЭС в эксплуатацию? Эксперименты, проверки – какая уж тут первоначальная смета? Китайские АЭС должны были запустить в 2012, потом в 2013, в 2014… ныне называют 2017-2018. И какие такие 1 200 долларов за 1 кВт? Последняя цифра, которую сквозь зубы процедили офонаревшие от происходящего китайцы – 3 900, но было это в 2011 году. Сейчас неофициально считается, что получится не менее 8 500!!!!!!!
И какие после этого 1оо реакторов? Китайские товарищи преспокойно разработали на основе полученных технологий свой реактор, обучили и провели через эту площадку своих специалистов, дождались топливного завода на своей территории и теперь в ус не дуют.
Всё это конечно балаган, но он ещё очень далёк от того цирка с конями, что происходил и происходит на американских строительных площадках.

Продолжение следует.

АТОМНЫЙ КУЛАК ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СВЕРХДЕРЖАВЫ 1

Всем нам хорошо известно, что сила и значимость любой Государственной Сущности во внешнем мире, помимо её общей телесно-военной мощи, проявляется через её экономические конечности-отростки. Как сказал президент «Дженерал моторс» Чарльз Вильсон 15 января 1953 г. на сенатском комитете по военным делам, где обсуждалась его кандидатура на пост министра обороны: «Я привык считать: то, что хорошо для нашей страны, хорошо и для «Дженерал моторс», и наоборот. Это одно и то же». И это на вопрос, чьи интересы будут более важными для будущего министра — страны или его корпорации!

Светлейший, помимо прочего, строит энергетическую державу мирового значения. Для этого у нас есть все предпосылки, все завоевания и наработки наших отцов и дедов и прадедов и прапрадедов. От прапрадедов территория - наша страна самая огромная в мире – раскинулась на 11 часовых поясов! И если британцы гордились своей «империей, над которой не заходит солнце», то отбрасывая всю их имперскую спесь с «беременьем белого человека», можем с уверенностью и гордостью говорить, что мы СТРАНА, над которой, не заходит солнце. Для энергетической державы этот фактор – фактор 11-ти часовых поясов, является неоспоримым конкурентным преимуществом. Ведь электричество, как производимый нами товар, есть весьма специфический продукт. Его не реально в нужных объёмах где-то складировать, а употребить необходимо буквально в течение нескольких секунд после выработки. Когда почти до нуля в ночные часы падает его потребление, невозможно постоянно глушить атомные реакторы, а остановка различных газогенераторов, угольных котлов, паровых и водяных турбин является такой затратной, вообще вся эта «ночная проблема» требует таких технологических решений и дополнительных мощностей, что выдаваемый на гора киловатт-час дорожает в разы. Наш же русский мегаватт преспокойненько «перетекает» вслед за солнцем, распределяясь в единой энергетической сети. Неоспоримое конкурентное преимущество перед той же Европой, где таких поясов всего два. А ведь когда-то эта построенная нашими отцами сеть включала и часть «Старушки» в виде стран СЭВ. Это была просто гигантская структура, ничего подобного на планете с ней и рядом не стояло. Вырабатываемое в ней дешёвое электричество было серьёзнейшим, непреодолимым конкурентным фактором в производимых на этой части земного шара товарах. Но нас должны были победить, нас победили, и в ту пору ещё «зажиточная старушка» могла позволить себе по деньгам интегрировать в себя эти отпавшие сети. Осталась структура СССР. Единая, серьёзными отраслевыми НИИ десятилетиями вырабатывавшая технические аспекты и опыт управления такой махиной. Никакие шпротные республики, почему-то обижающиеся на «бывшие советские», никакие незалежные и залежные никуда из общей системы не выходили. Это не выгодно, это больно, это сверхдорого. Вон сколько разговоров ведётся о стремлении к независимости от тоталитарного ватного электричества у шпротников, но такие проекты после заката планетарной Осени Старушке уже не совсем под силу, хоть и намечают к 2025-му году. Но намечать одно, другое - не на бумаге, а там, где овраги. Например, проложенный из Швеции по дну Балтики кабель в рамках этого проекта (и вообще шведского стремления шпроты подмять) периодически сбоит. Можете представить себе, запитали мы Крым по морю, а на энергомосту, раз в месяц в среднем, в течение полутора лет аварии с длительным отключением? Раз в месяц, Карл! В технические детали и сложности этого «мегапроекта» объединения двух замкнутых европейских контуров через шпротную прокладку вдаваться не буду. Срок планируемого перехода говорит сам за себя, а не просто – кинули кабель, врубили рубильник и понеслась. Но как маленький штрих – для подсоединения, помимо прочего оборудования, работ и инфраструктуры, необходимо восемь «перемычек» с переменного тока на постоянный. Всего лишь восемь «перемычек» на все Прибалтийские бывшие республики (потроллим их) – а стоимость, только их, суммарно под четыре ярда евриков! Вложения неподъёмные – выгода несопоставимая. Ну, будем посмотреть, потянут или нет.

Представьте себе оператора находящейся в Москве Центральной Диспетчерской единой сети, что он, как Джулиан Ассанж, работает и не выходит из этого здания в Китайгородском проезде с конца восьмидесятых без доступа к массмедиа. Представили? Так вот, в нашем 2017 году такой человек и слыхом бы не слыхивал ничего про распад Союза. Ну, знал бы только, что некий начальник-сумасброд зачем-то сменил вывеску учреждения на странную «Системный оператор». И это было максимум, до чего смог дотянутся этот рыжий реформатор по отношению к Центру - к Центральному Диспетчерскому Управлению Единой Энергетической Системы. Но лично у меня отношение к Чубайсу неоднозначное. Принято у нас же по делам судить. Роснано работает, люди из оборонки на композиты и прочие высокотехнологичные прибамбасы не нарадуются, сам не раз слышал. Чубайсовские эмиссары по всяким Кембриджам и Йелям лазают, народ на родину возвращают. В Сколково под таких возвращенцев отдельные лаборатории с нуля создают – дело мегаполезное. Свои заводы строят, на обычных предприятиях от них целые линии запускают. Одним словом не всё так однозначно с этим Чубайсом. Ну а когда я начал копать про его энергетические реформы, где тоже всё не оценишь – чёрное-белое, то добрался в связи с ним аж до КГБ, ЦК КПСС, Андропова и специальной комиссии Политбюро (Комиссия Тихонова-Рыжкова), где «оказался» молодой Чубайс. Вышла куча не совсем относящегося к посту текста и очень интересные догадки, отчего этого злыдня и ворога до сих пор на самом верху держат, хоть народ давно крови требует. Да и сама оценка роли нанореформатора, бывшего главным энергетиком страны 10 лет, и его преобразований, давала такую непомерную нагрузку на раздутый данный фолиант, что требовало неумолимых редакторских ножниц. Может отдельно и запощу, как Бог даст.

К концу девяностых в энергетике назрела необходимость что-то менять. И не потому, что построенная отцами система устарела, напротив, она имела многократный задел прочности. Но ушло в небытиё то государство, которое и создавало и подпитывало. Да ещё коллапс девяностых, с его неплатежами и неразберихой, давший десятилетний лаг в необходимом обслуживании и замене отработавшего свой технический срок дорогостоящего оборудования. Как воздух нужны были финансовые вливания, в том числе зарубежные, необходим был другой «стыковочный контур» с возникшей новой реальностью. Тут Чубайс во всю проявил себя, как кризисный менеджер. К его приходу на должность «главного энергетика» над отраслью нависала неподъёмная долговая 100-миллиардная скала тех ещё, не так подъетых инфляцией, как сейчас, рублей. При этом доля "живых" денег в расчетах у некоторых АО-энерго едва достигала 5%. Как лавина росла кредиторская задолженность предприятий холдинга. Более 20 энергокомпаний находились на грани банкротства. Задержка по заработной плате зашкаливала. В результате его жёсткой деятельности из теневой и полутеневой сферы бартерных расчетов вывели почти ярд(!) зелени. К концу 1999 г. доля денежных средств в платежах за энергию выросла до 49%, а еще через год - до 100%.
Комиссию по реформации создавал сам Светлейший. В ней были представлены все точки зрения. Работала она не месяц-два, а годы, ведь необходимо было учесть всё до мелочей. С крупнейшими энергетическими компаниями Германии, Италии и Финляндии для входа в нашу энергетику и привлечения таких необходимых ей средств вёл переговоры тоже он. И участие иностранного капитала у нас не критическое - около 20%. В отрасль, в результате реформы, влилось почти триллион рублей частных инвестиций. Паи продавались на том основании, что владение определённой долей законодательно обязывало создавать новые источники генерации соответственно её размера.
Сегодня мы уверенно растём, как и растёт наша энергетика, не взирая на откаты во времена планетарного кризиса восьмого года и замедления при попытке удушающего приёма от спарринг-партнёров после четырнадцатого. Страна вплотную подобралась к показателям Советского Союза, когда РСФСР выдавал на гора максимальные 1082 млрд кВ*ч в год. По данным «Системного оператора Единой Энергосистемы» в 2016 г электростанции единой энергосистемы РФ выработали 1048,3млрд. кВт*ч электроэнергии. Производство же э/энергии в целом по России составила 1071,7 млрд кВт*ч. Конечно, по этим показателям нельзя сказать, что наш промышленный потенциал уже догнал советский. Ведь бытовой потребитель «стал жить лучше, стал жить веселей» с его двумя-тремя компьютерами, телевизорами, обогревателями и прочими кондиционерами, греющими его душу и жилище. Появилось много новых освещённых трасс, города в ночное время не узнать. Но цифры всё равно опровергают Зюгановское на центральном телевидении «ни одного предприятия не построили», что я слышал буквально год-два назад. С провала в 2000г. от 778,7 годовых млрд кВт*ч, наша промышленность выросла до 918,8 млрд кВт*ч.



А то, какие заделы у нас закладывают в проектируемые мощности для следующего и третьего десятилетий, так там вообще дух захватывает. Знают же, что по-любому будет рост и индустриализационный скачок.
Так же есть мнение, что мы вплотную подошли к такому технологическому рывку, который способен перекроить вообще все расклады в энергетике и смешать все карты спарринг-партнёрам. И речь вовсе не о прорывных атомных наработках или реакторах на быстрых нейронах нового поколения, что и так засунули всех этих горе-партнёров за пояс, о чем мы поговорим в следующих постах. Нет, всё дело в наших разработках в области эфирных технологий передачи энергии. Вообще, эфирная физика эта та область науки, где человечество очередной раз заныривает, как Алиса, в кроличью нору потустороннего, как в астрофизической «тёмной материи», работе психологии с эгрегорами или в квантовой физике. Так вот, в рамках перспективных исследований, проводимых нами с начала XXI века, были разработаны принципы и основы технологии передачи энергии на сверхдальние расстояния. Они позволяют оптимизировать существующие э/энергетические системы путем снижения потерь на передачу энергии с 10 - 25%, характерных для существующих ЛЭП, до 1% и менее(!) на расстояниях порядка 10 тыс. км. А это снижения затрат на строительство линий передач, как минимум, на порядок(!), увеличения коэффициента использования установленной мощности электростанций с 0,4 - 0,7 нынешних до 0,95 и выше, компенсации пиковых нагрузок и проблемы синхронизации электрических сетей. В настоящее время ведутся работы по усовершенствованию новой технологии для использования в системообразующих э/корпорациях и ее внедрения для задач сверхдальней передачи энергии, характерных для ЕЭС РФ и Казахстана. Мы ещё и не такую кашу с товарищем Назарбаевым сварим! Это вам не «Зима близко!», это самое что ни на есть «Зима пришла!».
Продолжение следует.